снова происшествие

Недели две-три назад позвонил сышик. Просил помочь с портретом на основе словесного описания, которое дает потерпевший. Договорились на какой день и время. И замолчал.

Потом стала понятна причина молчания. Потерпевший находился на лечении.

Звонит вчера и снова — день и время. На следующий день, как и договорились, звонит, встречаемся в районном отделении милиции. Потерпевший долго не приходил. Им оказался водитель такси, на которого ночью, примерно в половине первого, было совершено нападение.

А ситуация была такая.

Двое молодых мужчин остановили машину и попросили подвезти в конец Московского проспекта. Один из них сел рядом с водителем, а другой сзади, сразу за спину водителя.

Ехали молча. Когда уже до цели поездки оставалось совсем немного, водитель услышал сзади выстрелы. Как оказалось впоследствии, из пневматического оружия.

Оборачивается, видит перед собой дуло пистолета. И слышит выстрелы. Говорит, что всего выстрелов было семь. Несколько пуль попало в голову, кровь стала заливать глаза, мешая рассмотреть стрелявшего. Попытался нанести удар, сидевший же сзади продолжал стрелять.

Поняв, что может получить и смертельное ранение, водитель, как он говорит, направил машину в дерево а сам на ходу выпрыгнул из машины. Скорость машины была немалая, но обошлось без травм.

Сидевший рядом с водителем преступник быстро пересел на место водителя и сумел отвести машину от столкновения с деревом. Но на этом преступник, сидевший за рулем, не успокоился. Далее он развернул машину и попытался направить машину на водителя такси. Но неудачно.

На основании этого неудачного маневра водитель такси сделал вывод, что преступник чувствует себя за рулем неуверенно. Маневр, по его мнению, был не из самых трудных.

Со времени самого нападения и до выполнения портрета на основе словесного описания потерпевшим, прошло уже около трех месяцев. Но, тем не менее, водитель такси достаточно уверенно описывает преступника, сидевшего рядом с ним. Хотя сидевшего сзади и стрелявшего в него преступника он описать не смог, однако чисто эмоционально характеризует лицо сидевшего сзади, как лицо»дебильное».

Хирурги, работавшие с ранениями потерпевшего, сумели вытащить из него не все пули. Две из них засели у водителя в голове (слава богу не пробили череп). То есть прямого попадания в кость не было, хотя стреляли практически в упор. Пули скользили по кости и застряли под кожей. Удалять эти пули, по словам хирургов нельзя, потому что они «гуляющие». То есть все время меняющие свое местоположение.

Удалять будут когда пули закрепятся на каком-то одном месте. Еще одну пулю не могут найти. Тоже где то плавает.

Работу над портретом начали с того, что водитель нашел фотографию человека чем то похожего на преступника, сидевшего рядом с ним. Такой вариант, в определенной степени, может облегчить работу. Или, наоборот — повести работу по ложному пути. В моей практике были и такие случаи.

Я обычно предпочитаю вести работу в соответствии с разработанной мною методикой. Редко бывает, что находится очень похожий портрет. Но зато есть угроза «вытеснения» одного впечатления другим, более свежим. Особенно, если описывающий внешность интересующего нас лица очевидец, является личностью впечатлительной и эмоциональной.

Но водитель таким — впечатлительным и эмоциональным, себя не показал. Я бы даже сказал он похож больше на флегматичного человека.

Потерпевший водитель, человек молодой, после лечения за руль садиться не спешит. Предпочитает торговать на рынке. Оно и понятно — стресс не малый. Да и пули, сидящие в голове, беспокоят. А за рулем работа, как известно, напряженная и, как показывает мой опыт криминалиста-художника, бывает и опасная.

В моей практике нападения на водителей бывали и днем. А ведь, хочешь, не хочешь, приходится выезжать и в ночь. Если собираешься заработать.

В своей рубрике «Практика» я еще расскажу о случаях нападения на водителей.

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

16 − 4 =