семилетняя девочка — потерпевшая ч. 2.

Самый эффективный вариант, это когда ребенок говорит, что дядя или тетя очень похожи на кого-то из родных или близких. Или на очень давнего, хорошего знакомого, который часто видится с ребенком. Но опять же не следует ожидать от ребенка каких то обобщенных сходных признаков. Очень часто это сходство у ребенка ограничивается какой то деталью, на которую взрослые может и не обратят внимание. Я уже рассказывал о случае, когда преступник был задержан на основании опознания сыщиком сначала по шапке, очень точно описанной ребенком, а затем уже и по шраму на лице.

Перед тем, как мы должны были встретиться на первом допросе с родителями потерпевшего ребенка, я попросил их принести с собой в кабинет управления уголовного розыска какую-нибудь любимую ребенком игру, может любимую куклу. Допрос проходил отрезками по пятнадцать — двадцать минут. Затем перерыв. В перерыве ребенка старались чем то отвлечь.

После того, как портрет преступника был готов, были допрошены и взрослые, видевшие девочку в сопровождении насильника, когда они проходили мимо детской площадки. Взрослые очевидцы не смогли нам подробно описать внешность преступника, так как видели его на значительном расстоянии. Однако оба очевидца признали портрет таким, который напоминал им того самого молодого человека, проходившего с ребенком мимо.

А ведь ситуация могла быть совершенно иной, если бы взрослые просто поинтересовались, куда это молодой, незнакомый им человек ведет девочку.

Я оставил выполненную мной работу сотрудникам розыска и ушел. Прошло недели три после этого события.

И вот наступил праздник — 9 мая, день Победы. Я решил пойти на площадь, где проходил праздничный парад. На трибуне, как обычно, присутствует партийное руководство, площадь оцеплена — к трибуне простых граждан не допускают. Но у меня у было удостоверение сотрудника уголовного розыска. Мне сделали исключение и выдали такое удостоверение, хотя я работал преподавателем на кафедре рисунка в институте.

Предъявляю свое удостоверение и прохожу через оцепление. Мне можно было. А другим нельзя. И надо же такое совпадение В оцеплении стоит тот самый сотрудник уголовного розыска, который принимал участие в допросе девочки, и который занимался конкретно этим уголовным делом.

Молодой человек искренне обрадовался встрече. Спрашиваю, почему нет никакой информации о таком не простом деле. Задержан ли преступник, получился ли похожим, как совпадают и остальные признаки, описанные нам девочкой и другими очевидцами.

И тут мне сыщик рассказывает. Преступник задержан. Опознан был им самим на станции метро. Представляете, в толпе, среди массы лиц, оперативный работник выхватил взглядом именно то, которое он и искал.

Все это было удивительно во многих отношениях. Во-первых, преступника описывал очень маленький ребенок. Во-вторых, портрет был настолько точен, что был идентифицирован в большой, постоянно движущейся толпе народа. В-третьих был обезврежен насильник детей. А при поиске и установление такого рода преступников розыскники всегда работали с особым старанием.

Ну а потом сыщик, задержавший насильника, рассказал мне, что он за это раскрытие преступления получил повышение по службе, денежную премию.

И здесь следует рассказать о той договоренности, которая существовала у меня с уголовным розыском. Работал я безвозмездно, правда меня не раз отмечали приказами областного руководства милиции, и даже на уровне министра внутренних дел Украины за эффективную работу.

Но главное условие моего участия в качестве криминалиста-художника была обязательная передача мне в руки как фотографии самого моего рисунка, так и фотографии задержанного с помощью рисунка преступника.

На мой вопрос, могу ли я получить фотографии рисунка и портрета преступника, сыщик, опустив глаза заявил, что это невозможно. Оказывается преступник был несовершеннолетний. То есть его даже могли и не привлекать к ответственности. А уж вести речь о том, чтобы передать его фотопортрет третьим лицам — практически нереально. Так и не увидел я результата своих стараний.

А жаль.

 

 

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

семнадцать + два =