семь лет назад. и немного о политике ч. 3.

Наверное самые чреватые последствиями для человека ошибки случаются во врачебной практике и в процессе судебного расследования, когда в суде оглашаются приговоры, приводящие к человеческой трагедии. История знает примеры, когда на смертную казнь отправляли невинных людей, в то время, когда настоящие преступники на свободе. Особенно часто такие случаи отмечаются, когда пытаются найти преступника-маньяка. В таких ситуациях давление на людей, занимающихся поисками преступника, содержащих требования обезвредить его, накладывают печать поспешности, желания поскорее покончить с этим хлопотным делом и, в конце концов, приводят к такого рода ошибкам.

И, особый вопрос — политические ошибки.

Не так давно англичане привели пример ошибки, совершенной премьер-министром Англии. В результате этой ошибки государству был нанесен очень большой финансовый ущерб. Но никто не собирался шельмовать премьера. Эта ошибка считалась политической. А он, как политик, имел право на ошибку. Но это те случаи, которые были преданы огласке. А о скольких случаях мы просто не знаем, поскольку о таких делах стараются как можно меньше говорить. Так спокойнее.

А нашего бывшего премьер-министра Украины посадили на длительный срок. Хотя многие видные политики однозначно отнесли последствия, наступившие после ее действий, к результату совершенной политической ошибки. И никто из тех зарубежных экспертов, которые давали оценку данной ситуации, не отнесли эту ошибку к категории криминально наказуемых. И уж все однозначно назвали суд над Ю. Тимошенко политической расправой.

У меня сложилось такое впечатление, что лично В. Янукович смертельно боится лично Ю, Тимошенко. Как сильного, прямого, более умного, изворотливого конкурента в политической борьбе.

Мы — это еще не Англия. И суды у нас не английские. Там суды значительно более независимые, и, как правило, более объективные. Да и суд присяжных, применяемый в особо сложных и ответственных случаях, значительно влияет на объективность решения суда, делая его более адекватным ситуации.

А когда практически все структуры власти и исполнительная и законодательная под одной политической силой, а фактически под рукой одного человека, суды под личным протекторатом президента, представляющим ту же самую политическую силу, а оппозиция откровенно изолируется от политической деятельности, то какие сдерживающие рычаги могут остановить сползание государства в диктатуру.

Вот уже Юрия Луценко Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ) признал политзаключенным. Да и Юлию Тимошенко, фактически таковой — осужденной по политическим мотивам, признали все наиболее авторитетные государства мира, включая и Россию.

Если проводить аналогию с Белоруссией, где четко сформировалась диктатура одного лица, то можно предположить, что когда изоляция Украины достигнет того же уровня, что и Белоруссии, то В. Януковича ждет та же участь. Ему придется под давлением большинства мирового сообщества отступить и выпустить на свободу своих политических конкурентов, так, как это и сделал А. Лукашенко. Но не исключено, что политзаключенные на Украине будут выпущены на свободу уже после выборов.

Кстати, как то раз я вступил в дискуссию с юристом, когда-то работавшем на моем предприятии. Я утверждал, что у нас на Украине коррупции нет. Юрист удивился. Я же аргументировал свое утверждение тем, что в моем понятии феномен коррупции должен рассматриваться как явление частичное на фоне общего благополучия. А если все наоборот? Какое тогда понятие здесь применимо?

То есть честность чиновника и другого ответственного лица наблюдается в порядке исключения. Как тогда назвать эту ситуацию? И вы знаете, юрист со мной согласился. Коррупции, в ее общепринятом понятии, у нас на Украине нет.

От така у нас держава. Є чим пишатися. От ми і пишаємось.

семь лет назад ч. 2

 

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

один × два =