происшествие в поселке ч. 2.

Улицы поселка в это дневное время суток были пустынны, а в сам магазин время от времени заходили покупатели. Да и просто к нам подходили любопытствующие. Я надеялся, что кто-то из них также мог видеть мужчину, портрет которого я воспроизводил.

Никто из тех, кто видел рисованный портрет, не признал в нем ни кого-то из жителей поселка, ни кого-то из своих знакомых. Сотрудникам уголовного розыска, присутствовавшим при допросах, такая ситуация несколько облегчала задачу по более быстрому отсеиванию из общего объема полученной информации той, которая была не самой полезной и актуальной на данный момент раскрытия и расследования преступления.

Когда уже работа над портретом со слов двух свидетелей подходила к концу, к нам подошел один из жителей поселка и, увидев портрет, рассказал, что он видел как мужчина, похожий на того, который мы рисуем, выходил из кабины грузового автомобиля.

От полученной информации сыщики сразу же оживились. Эта информация их очень заинтересовала. Они стали задавать новому очевидцу вопросы один за другим: с какой стороны кабины выходил этот мужчина, в чем он был одет, не обратил ли он внимание на то, что был ли, кроме выходившего мужчины, в кабине еще кто-то.

Как только сыщики получали ответ на какой-либо свой вопрос, они сразу же задавали уточняющие. Выходил мужчина с правой стороны. Значит возможно пассажир. Но не исключено, что и сам водитель мог выйти с правой. Но если с убитой женщиной видели водителя, то зачем он принимал спиртное, если ему снова за руль? Да еще в таком количестве?

Вышедший из кабины мужчина, по словам очевидца, сначала ни к кому не обращался во внутреннюю часть кабины. Но, вспоминает очевидец, когда мужчина уже отошел от кабины на несколько метров, его кто-то окликнул из кабины. Таким образом, можно предположить, что этот мужчина был пассажиром.

На вопрос сотрудников уголовного розыска, обратил ли внимание очевидец на номер автомобиля, ответ был отрицательный. Номера машины очевидец не рассмотрел. Да и на следующий вопрос, как выглядел автомобиль, какой он, по мнению очевидца, был модели, толкового ответа получено не было — в автомобилях, к разочарованию сыщиков, очевидец не разбирался. На вопрос, в какой цвет был окрашен автомобиль, очевидец сказал, что, вроде бы, синий. Хотя полной уверенности в его ответе не было.

Эта информация подтвердила мнение тех членов оперативно-следственной группы, которые считали, что мужчина, подозреваемый в убийстве, был приезжий, возможно из далека. И, скорее всего, установление его личности с использованием подборки фотографий ранее задерживаемых преступников, ничего не даст.

Когда мы с сотрудниками уголовного розыска, после выполненной нами работы, ехали на машине в город, они мне пожаловались, что им приходится уже «третий день жить здесь». То есть, в этом поселке. С трудом давалась им эта полученная информация. Основная часть жителей поселка была непосредственно связана с крупным городом, возле которого и находился поселок.

Определенная часть жителей поселка работала в этом городе, некоторые нередко оставались там ночевать у родственников или знакомых. Поэтому сотрудникам уголовного розыска приходилось устанавливать места работы этих жителей поселка, выезжать к ним уже по месту работы. Или просто ловить момент, когда нужные им люди будут находиться дома, в тех случаях, когда место работы этих людей установить не представляется возможным.

Но уж такая работа сыщиков — терпеливый поиск и сбор необходимой информации. Для сыщика сбор информации — это фактически основная суть его розыскной деятельности.

В тех обстоятельствах, в которых было совершено преступление, круг поиска лица, убившего женщину, для сотрудников уголовного розыска неизмеримо расширился. И, по-видимому, далеко за пределы нашей области.

А мне теперь приходится только ожидать нового вызова по этому преступлению.

 

 


 

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

9 + четыре =