опять о нападении на водителя автомашины ч. 3

Подозреваемый, в присутствии понятых и членов следственной и оперативной группы, каким-то ловким, кошачьим движением запустил руку под обеденный стол, накрытый скатертью, и вытащил оттуда ключи от той самой машины, на которой работал убитый таксист.

Оказывается, что эти ключи пролежали под обеденным столом в доме преступника не один месяц и никто об этом даже и не догадывался.

Непонятно только было с какой целью держал столь длительный срок такую, несомненно, прямую улику этот Вовочка (как его называли следственные и оперативные работники).

Надо заметить, что ни один ни другой задержанный не отрицали своего участия в обоих преступлениях — в убийстве одного водителя такси и в покушении на убийство другого водителя.

В соответствии с существовавшим на то время законодательством их можно было обвинить только в соучастии в совершении убийства и в покушении на убийство. Поскольку непосредственно в самом акте убийства они участие не принимали. Да еще в недонесении о совершенном преступлении. Так что высшая мера им не грозила.

Все остальные преступления, типа угон машины и прочее, при определении приговора в котором содержится составляющая регламентирующая срок заключения, у нас в судах почему то в расчет не берутся. В отличие, например, от американского суда, где все отдельные полученные сроки за каждое из совершенных преступлений суммируются. И, таким образом, вырастает срок ощутимый. Порой до нескольких сот лет. Бывает и такое.

Наши же суды работают по принципу поглощения меньшего срока большим. Например, срок за убийство, поглотил срок за угон машины. В нашей стране и у суда и у преступника нет никаких проблем с количеством совершенных преступлений. Дело только в качестве.

Теперь расскажу об одном феномене, который наблюдался при сравнении рисованных портретов трех преступников, совершивших убийство водителя и покушение на убийство с фотопортретами этих же лиц.

Когда смотришь на рисунок, выполненный на основе словесного описания, которое давал водитель-потерпевший, и сравниваешь его с фотографией того же лица, то видишь очень заметное вытягивание лица по вертикали. На всех трех рисованных портретах без исключения.

Объяснение же данного феномена в следующем.

В процессе получения информации и выполнения на ее основе рисованного портрета я применил свою обычную методику, имеющую в своей основе последовательность, поэтапность действий.

Очевидец же, дававший информацию, испытывал при этом непрекращающийся страх. И не удивительно. Ведь очевидец понимал, что его хотели убить. А уж после сообщенной ему информации об убийстве той же ночью другого водителя такси, страх только усилился.

И этот непрекращающийся страх парализовал его сознание и активность настолько, что даже не дал потерпевшему решимости указать на реальное лицо, находящееся перед ним, как на таковое, которое принимало участие в совершении преступления.

В особенностях же нашего восприятия, а отсюда и воспроизведения ранее увиденного, есть такой фактор, как доминирование вертикалей над горизонталями. То есть мы вертикали воспринимаем и запоминаем лучше чем горизонтали.

Страх же, естественно, подавлял те особенности запоминания, а также и воспроизведения, которые не доминируют, т.е. горизонтали, наклонные и так далее. Отсюда и вытягивание лиц по вертикали.

Но главное, что лица, при сравнении рисунка и фотографии, узнаются. То есть работа криминалиста-художника дала необходимый в данном случае результат. Уже первый же подозреваемый был опознан по рисунку и фотографии при их предварительном сравнении.

К сожалению, как я уже ранее сообщал, многое из моих материалов сгорело при пожаре моей квартиры. И я не имею возможности эти рисунки и фотографии опубликовать в своем дневнике.

Но кое что сохранилось. И я в ближайших же статьях опубликую некоторые рисунки и фотографии со ссылками на те статьи, к которым эти материалы имеют отношение.

опять о нападении ч. 2

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

три × три =