немного о себе ч. 4

И так, я снова студент.

Через некоторое время я тяжело и надолго заболел. Когда же я вышел из больницы, защиты дипломов проходили уже по новым специальностям и в новом качестве института — Харьковском художественно-промышленном (ХХПИ).

И я оказался последним из могикан — выпускником живописного факультета по специальности художник театра. Темой своей дипломной работы я вновь, как и в училище, решил выбрать кукольный спектакль по пьесе известного советского драматурга Евгения Шварца — «Дракон», хотя пьеса и была написана для большой сцены.

Как и многие мои однокурсники из театральной мастерской я был очень увлечен творчеством этого драматурга. Кстати, широко известный фильм «Обыкновенное чудо» тоже был поставлен по его одноименной пьесе.

Пьеса «Дракон» очень интересная, с глубоким и многозначительным подтекстом. Там ясно читается тиран. И как эту пьесу пропустили при сталинском режиме непонятно.

Я решил придать содержанию пьесы новый смысл с намеком на фашистскую диктатуру. Костюмы главных героев сильно напоминали гитлеровскую военную форму. А главный герой своим обличьем напоминал самого Гитлера. Хотя, если бы там вместо Гитлера был Сталин, большой ошибки бы не было.

Плакат к пьесе был с изображением фигуры Венеры Милосской, где саму фигуру обвивало тело дракона. В самом же низу фигуры Венеры головы дракона изображали свастику.

Снова как и в училище — успех. Отличная оценка и похвала ГЭКа. Только теперь уже без предложений двойки.

По окончании института пошел работать художественным редактором республиканского книжного издательства «Прапор». Однажды у меня состоялся разговор с заведующим кафедрой рисунка Харьковского художественно-промышленного института профессором Евгением Павловичем Егоровым. Он и предложил мне подать документы на участие в конкурсе по кафедре рисунка.

Я прошел по конкурсу. Меня приняли.

Сначала я не мог определиться, что бы такое делать. что могло бы увлечь по настоящему. Организовал студенческий строительный отряд, строили детские площадки, вырезали из огромных стволов дуба различных сказочных героев.

Потом заинтересовался наукой, стал делать попытки развить свои идеи применительно к предмету, который я преподавал — к рисунку. На кафедре мои научные работы приняли откровенно враждебно.

А суть проявленной к моей научной деятельности враждебности заключалась в специфике распределения нагрузки в учебном процессе. Нагрузка состояла из двух частей: первая — это чисто практическая, т.е. преподавание рисунка как предмета. А вторая — научно-методическая, исследовательская.

В течение многих лет преподаватели кафедры рисунка — абсолютно все профессиональные художники, отчитывались за вторую половину нагрузки своими творческими работами, которые выставлялись на выставках, закупались различными организациями. И никаких проблем.

А я вдруг в науку, реальную методику, построенную на научной основе. В общем стал мешать. И меня попробовали, вполне солидные и авторитетные люди, попросить с кафедры. Но было одно «но».

К этому времени заведующий кафедрой рисунка стал ректором института. А я предложил ему быть моим научным руководителем. Первая же научная публикация была совместная.

Я много времени и сил отдавал общественной работе. Я не был членом КПСС, поэтому всегдв занимал должности заместителей. Зам. председателя народного контроля, зам. председателя местного комитета.

Однажды меня пригласил ректор Е.П. Егоров и сказал, что меня рекомендовал председатель институтского народного контроля для решения весьма деликатного вопроса. В институт были переданы жалобы одновременно из КГБ области и из обкома партии.

В жалобах речь шла о действиях заведующего кафедрой начертательной геометрии С.Н. Слюсаренко, который, якобы, незаконно использовал деньги проведенные через хозрасчетную работу. А именно, оплатил этими деньгами переводы своей научно-методической работы с русского языка на немецкий.

Происхождение же этой научно-методической работы следующее.

Между высшей художественно-промышленной школой из города Галле, ГДР (считавшейся колыбелью конструктивизма) и нашим ХХПИ был подписан договор о творческом и научном сотрудничестве. В качестве одного из видов сотрудничества на самом высшем государственном уровне было принято решение о совместном написании и издании первого учебника по дизайну.

Общий объем учебника был разделен на две равные части, и каждая из сторон писала свою часть. В ХХПИ главы учебника были распределены между сотрудниками кафедры дизайна ХХПИ. Одна из глав была поручена и С.Н. Слюсаренко.

Когда подошло время предъявления каждой из сторон своей выполненной части, то оказалось, что немцы аккуратно и в срок выполнили свою часть. А со стороны же ХХПИ — ни строчки. За исключением С.Н. Слюсаренко, который все сделал как надо.

Немецкая сторона предложила тогда, чтобы С.Н. Слюсаренко написал и все остальные главы. С.Н. Слюсаренко, с согласия высокого руководства, взялся за работу. И все выполнил в соответствии с требованиями. В том числе и перевод.

Вот отсюда и «телега» в КГБ и обком партии.

(продолжение следует)

немного о себе ч. 3

 

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

одиннадцать − семь =