немного о себе ч. 1

Наверное пора уже немного рассказать о себе. И я не собираюсь писать скучную автобиографию.

Зовут меня Гарбарь Виктор Павлович.

Родился я в России в городе Чкалове (ныне городу вернули старое название — Оренбург) в 1941 году. Отец, Гарбарь Павел Степанович, по одной из версий — переселенный поляк (в то время были все основания скрывать свое польское происхождение), журналист. Был главным редактором областной оренбургской газеты. Писал статьи, стихи. Пошел на войну с первых же дней после ее начала. Погиб в 1945 году, имеет целый ряд боевых наград.

Мать, Попова Глафира Степановна — наполовину русская, наполовину немка. Закончила сельскохозяйственный институт, работала преподавателем в школе. В семье было три брата. Старший брат в возрасте семи лет поступил в суворовское училище, которое было переведено из Сталинграда в Чкалов.

Когда мне исполнилось восемь лет, семья переехала в Украину, в город Одессу.

Уже в Одессе закончил семь классов, после чего поступил в Одесское театральное художественно-техническое училище на специальность художник-бутафор.

Интересная ситуация произошла при защите дипломного проекта в училище.

Как правило, дипломная работа художника-бутафора ограничивается выполнением какого-нибудь предмета для нужд спектакля. Например, вазы, какого-нибудь оружия и прочее.

Я же пошел по другому пути и принял решение выполнить всех героев в кукольном спектакле по известному рассказу Антона Чехова — «Злоумышленник». Дело в том, что в программу обучения художника-бутафора входило умение изготовления кукол различного вида для кукольного театра.

Кукла тростевая (т.е. управляемая с помощью трости), перчаточная (которая управляется с помощью специальной перчатки, надеваемой на руку), марионетка -т.е. управляемая с помощью нитей натянутых сверху.

Перед началом дипломной работы я познакомился с главным художником одесского кукольного театра. Моя идея — реализовать произведение А. Чехова в кукольном спектакле, очень понравилась главному художнику кукольного театра и он согласился быть руководителем моей дипломной работы.

В нашем крохотном училище работало сразу два, очень эмоциональных, экспансивных грека — Константин Стамеров, читавший курс истории материальной культуры и Всеволод Карагиаур — заведовавший отделением художников-бутафоров.

В. Карагиауру, как впоследствии оказалось, очень не понравилось, что я пошел по творческому пути и, как бы вышел из под полного его контроля.

Поскольку сценария для кукольного спектакля по А. Чехову не было, я сам написал небольшую сцену и готов был ее разыграть перед многочисленными зрителями, всегда заполнявшими просмотровый зал училища во время защиты дипломных работ.

Одесское театральное художественно-техническое училище имело несколько специализаций — художники-костюмеры, художники-гримеры, художники-бутафоры, художники-светотехники.

Конечно, было эффектное зрелище, когда на сцену выходила дама в платье с кринолином, с многочисленными кружевами и другими украшениями. Или когда выходил какой-либо известный театральный персонаж в гриме. Причем ребята-гримеры старались одеть загримированного персонажа в соответствующий костюм, взятый на прокат в одном из одесских театров. Не менее эффектно выглядела и ваза с имитацией нефрита, с рельефной резьбой.

Я изготовил для показа сцены из спектакля специальную ширму. Кукол водили (а куклы были тростевые) мои однокурсники. Мною была изготовлена и необходимая для сцены из спектакля мебель.

Я гле-то услышал, что жандармы, которые в конце показываемой сценки выходят и хватают злоумышленника — крестьянина, отвинчивавшего гайки из железнодорожных рельсов для рыболовного грузила, могут иметь вид просто живого человеческого кулака. Я решил эту придумку использовать в разыгрываемой сценке.

На сжатый актерский кулак был надет жандармский мундир, а сверху надевалась форменная жандармская фуражка. Получилось очень эффектно.

Зрители, до предела заполнившие зал, и стоявшие даже на входе в помещение зала, бурно отреагировал на мою кукольную сценку. Аплодисменты, похвальные возгласы.

И как холодный душ прозвучало выступление заведующего отделением художников-бутафоров В. Карагиаура в процессе обсуждения дипломной работы, предложившего поставить двойку за выполненную мною работу.

Аргументировал В. Карагиаур свое предложение тем, что я отказался от выбранной им и определенной мне темы выполнить какой-либо предмет для спектакля и, соответственно, от его непосредственного руководства моей дипломной работой. То есть пошел по самостоятельному пути.

Присутствовавшие в зале люди, слышавшие все перипетии хода защиты, недовольно загудели в знак протеста на выступление В. Карагиаура.

(продолжение следует)

 

 

 

 

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

четырнадцать − шесть =