как я стал участником политических игр ч. 6

Руководитель предприятия обратился в банк, ссылаясь на то, что предложение о кредите поступило от сотрудника этого банка. Ему же заявили, что такого сотрудника в штате банка нет. У руководителя начались проблемы. Он обратился в суд, в общем начал бороться.

Тогда в отношении него возбуждается уголовное дело. К тому времени этот руководитель получил информацию, что на его предприятие «положил глаз» брат одного очень крупного, ныне уже покойного, руководящего лица. Руководитель предприятия громко объявил эту информацию в суде.

Судья стал возмущаться, мол какое он имеет право чернить такое известное имя. Это заявление подсудимого только усложнило его положение. Он получил тюремный срок. Ну, а пока он сидел в тюрьме, предприятие спокойно забрали.

В отношении же уголовного дела, возбужденного против меня в период моего активного участия в предвыборной кампании, то прокурор в суде потребовал для меня срок в 2 года. Денег на адвокатские услуги у меня не было. Ведь Гаврилов позаботился о том, чтобы, забрав у меня все, повесить на меня долги, которые он обещал погасить. Пришлось бороться в одиночку.

Но судья, по-видимому, не захотела участвовать в этих не чистых играх и закрыла дело. Правда, я представил в ходе судебного заседания документы, которые могли бы быть поводом для оправдательного приговора.

Таким образом, я остался на свободе.

Вот и занимайся бизнесом в этой стране.

Теперь вернемся к моему имуществу, которое у меня было отнято мошенническим путем и путем грубого захвата В.И. Гавриловым. Уже в ситуации силового захвата приняли самое активное участие двое бывших сотрудников КГБ: А.В Просняк и В.В. Гранкин.

Позднее я выложу документальные доказательства их непосредственного участия в этом захвате: мои жалобы в милицию и прокуратуру и ответы на них. И, наконец договор купли-продажи между В.И. Гавриловым и этими двумя чекистами.

Я бы даже назвал Просняка и Гранкина инциаторами силового захвата предприятия. Сам Гаврилов вряд ли бы решился на такой шаг. А для двух чекистов — силовой захват, как раз то, что надо.

Ко мне пришла информация, что, якобы, Просняк и Гранкин также «кинули» Гаврилова посредством указанного договора купли-продажи, как это сделал Гаврилов в отношении меня. Договор, заключенный между Просняком и Гранкиным с одной стороны, и между Гавриловым с другой, был до копейки сходным с тем, который заключен между мною и Гавриловым.

Суть же договора была в том, что недвижимость продавалась по цене, заниженной в несколько раз, то есть по первоначальной цене приобретения. И в случае со мной носила характер гарантий тех инвестиций, которые, якобы, Гаврилов обещал вложить для оздоровления предприятия.

В итоге, по прошествии двух месяцев со дня обещанных инвестиций, Гаврилов заявил, что теперь все имущество его собственность.

Я принял решение обратиться в суд на признание договора купли-продажи между мной и Гавриловым недействительным. И мне нужна была финансовая и юридическая помощь. Да и вообще любая. Лишь бы дело было сделано.

Двое моих знакомых из СБУ посоветовали обратиться в партию «ПОРА». Партия боевая, активная, даже можно сказать, агрессивная и решительная в своих действиях.

Позвонил и договорился на встречу с одним из заместителей руководителя правления областной организации. На встрече присутствовал и руководитель городской организации партии «ПОРА».

Я предложил работать на партию бесплатно с условием, что мне будет оказана необходимая помощь для решения дела в суде. И, возможно, на уровне правоохранительных органов. Например, через возбуждение уголовного дела по факту мошенничества.

В ответ на помощь, в случае успеха, я предложил поделиться имуществом.

По моему предложению моя работа в партии заключалась в организации газеты Харьковской областной организации партии «ПОРА». Я выступал в качестве автора статей, редактора, фотографа, корректора. Дизайн и верстка делались моей дочерью. Она же делала и всю предпечатную подготовку. Вот это и весь штат по работе с газетой.

Я придумал такое название газете, что, по словам руководителя областной организации: «У киевлян слюни потекли». А название было «ПОРАда». Это название было понятно как украиноязычным так и русскоязычным гражданам Украины.

Слово «порада» в украинском языке означает совет. Но не тот, который в смысле руководства. А тот который советует. А для русскоязычного гражданина ПОРАда как бы делится на два слова с утвердительным значением: пора да. Несколько позднее я выложу первую страницу одного из номеров газеты «ПОРАда».

Газета выходила один выпуск за другим. Ее читали. А затем, незадолго до самих выборов во все уровни советов Украины, в партию пришли авторитетные люди. И меня аккуратно задвинули. В одном из выпусков я еще числился главным редактором. А затем мою фамилию стали «забывать» вписывать в выходных данных.

Руководитель областной организации, обещавший оказать необходимую помощь, даже написал исковое заявление в суд на признание договора между мной и Гавриловым недействительным. Но когда понял, что имеются трудности, (а как же без них) интерес у него резко пропал. На том помощь и закончилась. Хочется срубить по легкому. А тут трудности.

На этом свое активное участие в политических играх я закончил. И теперь уже больше никогда таких ошибок совершать не буду. И другим не советую.

Часть 5

 

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

4 × четыре =