как я стал участником политических игр ч. 2

Тарас Чорновил не прячется от людей и журналистов, в отличие от «тушек» (так называли перебежчиков в Партию регионов из других политических партий и партийных блоков).

Что же касается моего отношения к Партии регионов, то мне достаточно было видеть и слышать продажную и брехливую Ганну Герман, которая всячески старается подсластить как выражение своего лица, так и речи, которые она грузит людям, чтобы пропало всякое желание иметь с этой партией (если ее так можно назвать) дело.

Да и Инна Богословская вызывает те же эмоции. Они одна другой стоят. Только Г. Герман пытается надеть на свои речи какую-то интеллигентную робу. Зато И. Богословская — это чистый, скандальный базар.

Вот такие вот два рупора Партии регионов.

Ну да бог с ними.

Я не скрывал своих симпатий и своей приверженности «Нашій Україні». И вот наступил момент, когда «Нашій Україні» уже никак невозможно было печатать свои предвыборные материалы в городе Харькове да и области. А выборы уже были, как говорится, на носу.

Типографии одну за другой всяческими методами давили, терроризировали, запрещали выполнять заказы от «Нашої України».

Ко мне обратился племянник Виктора Ющенко, руководитель штаба «Нашої України» в Харькове и области Ярослав Ющенко с вопросом, согласен ли я печатать агитационные материалы для «Нашої України».

Надо заметить, что у меня к тому времени уже были проблемы, которые значительно ослабили мое финансовое и экономическое положение. Я пояснил Ярославу Ющенко, что нахожусь в таком состоянии, когда достаточно, например, толкнуть меня пальцем и я завалюсь.

Я прекрасно понимал, что проблемы у меня возникнут серьезные, если я буду работать в открытую на «Нашу Україну». Регионалы держали под жестким контролем всю ситуацию в Харькове и области.

Ярослав Ющенко заверил меня, что у него прекрасные юристы и он поможет мне выкрутиться. Я согласился. На газетах, которые я печатал, в соответствии с требованиями закона, я помещал свои выходные данные: название фирмы, которая печатала, адрес, телефон и другие данные.

Проблемы начались незамедлительно. Ко мне на фирму ежедневно стали приходить работники милиции с проверками. Приходили по 2-3 раза в день, мешали нормально работать.

Закона я не нарушал, ничего не скрывал. На руках у меня был договор на выполнение услуг подписанный Ярославом Ющенко с его паспортными данными. Формально придраться было не к чему.

Дальше, за моим предприятием, было установлено наружное наблюдение. Прямо напротив въезда и входа в фирму постоянно дежурила какая-то машина. Где-то в середине дня ее сменяла другая.

Все выезжающие машины немедленно останавливались курсирующей около предприятия туда-сюда волгой с символикой ГАИ.

Как-то утром, мне позвонили с предприятия и сообщили, что мне звонил начальник УВД Харьковской области А.Ф. Денисюк, хотел со мной поговорить. Узнав, что меня нет, попросил, чтобы я немедленно ему перезвонил.

Я набрал оставленный мне номер Денисюка и спросил, что он от меня хочет. Денисюк задал мне вопрос, печатаю ли я предвыборные материалы для «Нашої України». Я ответил утвердительно. Тогда Денисюк говорит, а ты знаешь, что этого делать нельзя.

Я ответил, что не понимаю его. Газеты, которые я печатаю, зарегистрированы. И закон позволяет мне зарабатывать таким способом. И все таки, говорит Денисюк, лучше этого не делать. Я пообещал, что больше не буду. А сам продолжал печатать, как и раньше.

Давление на фирму усилилось. Однажды я со своими двумя сотрудниками — бывшими работниками милиции, вывозил из помещения предприятия документы, которые не желательно было оставлять в помещении фирмы.

Только мы выехали из ворот, как к нам немедленно подъехала волга с обозначенями ГАИ, перегородила нам дорогу и, вышедший из машины сотрудник ГАИ, отдал честь и потребовал всем выйти из машины.

Сидевший за рулем мой сотрудник, бывший начальник одного из отделов уголовного розыска УВД города Харькова, подполковник милиции, вышел из машины и предъявил работнику ГАИ свое милицейское удостоверение. Сзади же в машине, рядом со мной, в обнимку с нашими документами, сидел майор милиции. И тоже был готов предъявить свое удостоверение.

Работник ГАИ посмотрел удостоверение и, со словами: «Работники милиции на пенсии», отпустил нас и машину.

(продолжение следует)

Часть 1

 

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

тринадцать + 20 =