как нам жилось в СССР ч. 6.

Конечно, и оснащенность учебных мест, и лабораторное оборудование — ни в какое сравнение с тем же американским. У нас все это, по мнению иностранных студентов — на уровне пещерного периода. Но вот система базового обучения по специальности весьма заинтересовала руководителей высшей школы и той же Европы и США, сразу же после того, как исчез «железный занавес» и начались контакты с нашей высшей школой.

Ну, а принципиально, основное отличие в двух подходах к обучению, заключалось в том, что система европейского и американского обучения узко специализирована. А вот советская система наоборот, уделяет большое внимание базовым знаниям, полагая, что на этой основе легче прививаются знания по каким-либо конкретным направлениям.

Один из примеров — высшая художественная школа. Очень большое значение, например, в том ВУЗе в Харькове, в котором мне довелось работать, уделялось основным художественным дисциплинам: академическому рисунку, живописи, основам композиции. Все остальные дисциплины как бы ставились на эту основу, дополняли, развивали специалиста в определенном направлении.

Главные принципы такого подхода обучения специалиста заложены еще в далеком прошлом. Именно в системе образования Российской империи закладывались эти основы. Помню как нам, преподавателям, студентам предлагался тест: угадать, кому из известных художников, окончивших российскую Академию художеств, принадлежит рисунок с натуры группы из двух натурщиков.

С первого же взгляда рисунки абсолютно ничем не отличались один от другого. Складывалось впечатление, что они принадлежат одному и тому же учащемуся. А ведь рядом висели рисунки И.Е. Репина и М.А. Врубеля. И ведь какие яркие, разные личности, с богатым внутренним художественным миром выросли на этой чисто академической основе.

Читаю рассказ одного нашего, советского художника, побывшего в одном из бывших югославских государств. Его коллега, тоже художник, получивший высшее художественное образование в этой балканской стране, принялся рисовать нашего гражданина с натуры. По словам выпускника советской художественной школы у его югославского коллеги получился просто детский, беспомощный рисунок.

Тогда наш выпускник начал быстро и ловко рисовать фигуры, лица окружавших его людей, затрачивая на каждый рисунок по нескольку секунд, минут. Югославский художник был поражен. А потом рассказывал, что лично его в ВУЗе обучал педагог кубист. Вот он и преподавал своим студентам кубизм.

То есть вовсе не заботясь о том, что долг педагога — приложить все усилия к тому, чтобы пробуждать и развивать художника-личность. С моей точки зрения то, что произошло с югославским художником — настоящая трагедия. Этого художника система образования просто беспощадно уничтожила.

Один из ведущих педагогов нашей кафедры рассказывал о своей поездке в Польшу, где он посетил и высшее учебное заведение, выпускавшее художников разной специализации.

По его рассказу в углу аудитории были набросаны несколько различных предметов, которые, по-видимому, служили учебным заданием «натюрморт». Педагог предлагал студентам вольное трактование того, что они видели. Все это неплохо, если бы не одно «но». Ведь это был первый курс. И, по нашему мнению, сначала надо было изложить ученикам основы академической школы. А вот потом уже и твори на здоровье.

Я вспоминаю как на кафедру, на которой работал и я, пригласили довольно успешного художника на должность преподавателя академического рисунка. Особенность приема экзамена по данной дисциплине заключалась в том, что педагог, ведущий предмет рисунок на данном курсе, обязан был выставить экзаменационные рисунки, подводившие итог работы за весь семестр, в аудитории.

(продолжение следует)

как нам жилось в СССР ч. 5.

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

6 + 1 =