десантник ч. 10.

В связи с тем, что площадь, которую необходимо было тщательно исследовать, была достаточно большая, соответственно создали и большую группу для исполнения этого непростого и довольно кропотливого действа. В нее входили и сами сыщики и следователь и эксперты.

В эту группу включился и сам районный прокурор. Да и Кирилл не стал уходить от участия во всех процессуальных действиях, связанных с раскрытием и расследованием этого, ставшего уже к тому времени, весьма резонансного дела.

Сотрудники правоохранительных органов, участвующие в самом процессе обыска, рассредоточились по всей площади, разделенной на конкретные участки, определенные в результате предварительного продуманного и спланированного самого действа.

Так уж получилось, по ходу самого процесса обыска, что прокурор и Кирилл ходили вместе, не удаляясь один от другого. Участники обыска осматривали все жилые и прилегающие к ним строения — сарай, хлев, и даже погреб, довольно обширное земляное устройство, исполненное надежно, прочно прямо на дворовой территории.

В тот момент, когда прокурор и Кирилл стояли у раскрытого окна дома, к ним быстро подошел один из участников обыска и показал какой-то продолговатый предмет, завернутый в кусок материи. Кирилл развернул сверток и оба — и прокурор и Кирилл, обнаружили в нем то, что для них не явилось неожиданностью. В свертке находился кусок обрезанного двухствольного ружья. Тот есть то, что осталось после выполнения обреза. Даже не весьма искушенному взгляду было понятно, что срез на металле — свежий.

А милиционер, буквально подбежавший к прокурору и Кириллу с этим предметом, был несколько разочарован — он ожидал более эмоциональной реакции от двух руководителей группы расследования на эту, по его мнению, такую удачную находку. Но дело было в том, что уже и прокурор и Кирилл знали заключение экспертов — кучность проникшей в тело убитого насильника крупной дроби соответствовала той, какая могла быть характерна для выстрела, выполненного из обрезанных стволов.

Но особенно заинтересовала и прокурора и Кирилла находка, обнаруженная в ящике письменного стола — газета с информацией, из которой явствовало, что убитый десантником педофил, был не раз уличен в попытках насилования малолетних детей. Возможно, что именно эта информация и стала тем последним толчком к совершению убийства — самосуда над насильником несовершеннолетних.

Ну и более того, милиционер, показавший находку прокурору и Кириллу, предложил всем втроем подойти к тому месту, недалеко от которого и был обнаружен спрятанный обрезок стволов. На крепко сколоченном столе, наверное служившем верстаком для хозяина дома, можно было увидеть мелкую металлическую пыль — следы оставшиеся в результате распила металла, при изготовлении обреза из двуствольного ружья.

Ко всем проведенным исследованиям добавились и промеры расстояния между стрелявшим и его жертвой. И вот эти составляющие — расстояние, кучность дроби, обширное ранение в левой части грудной клетки убитого, все свидетельствовало в пользу версии выстрела, выполненного из обрезанного двухствольного охотничьего ружья.

Стрелявший в педофила вынужден был выполнить свой роковой для насильника выстрел как бы в положении человека, имевшего возможность только лишь на несколько секунд высунуться из-за угла помещения здания милицейского участка.

Об этом свидетельствовали данные полученные от водителя автомобиля, успевшего, как уже говорилось ранее, заметить только какую-то тень, мелькнувшую из-за угла здания милицейского поселкового отделения. Эти свидетельства водителя и стали основанием для определения точного положения стрелявшего по отношению к его цели.

(продолжение следует)

десантник ч. 9.

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

пятнадцать − 6 =