не могу молчать ч. 7.577. Украина + ЕС (В Украине) + (В Мире)

Кац. А мені, перед нашим виходом до Інтернету, дехто шепнув на вухо, що, начебто, ну, кажуть — знову мене про-во-ку-ватимеш… Ух, яке слово то складне, ледь вимовив…

Хох. Ні, хіба я схожий на такого…? До речи, Кацапчику, а ти чув про таку, мудру жиночку — тьотю Розу? Ні, тоді ось, почитай що вона таки каже! Та й інші премудрості, якщо вже по-вашому!

Россия дважды воевала с Чечней за право финансировать её из своего бюджета. И таки победила.
(Тётя Роза)

Пару лет назад Путин хотел вернуть евреев, не вышло. Теперь хочет вернуть ученых. Кто-то должен объяснить старику, что это одни и те же люди.
(Сталингулаг)

Кац. Тю, а це що за кумедія? Хоча, ні — скоріше щось не дуже… веселе…

Хох. А ось, теж нічо, веселеньке, скажи?

Трамп собирается в турне по Азии. На вопрос, заедет ли он в Россию, Трамп ответил:
— Заехать бы не мешало! Давно пора заехать, и как следует!
(Nasha Canada)

Кац. Во, це що, вже… «заехал», чи що?

Хох. Ну, це вже і не знаю як ото називати… хай вже інши як-небудь. А ось — теж нічого собі — із нашого, одеського)))

 Zoya Kazanzhy  

возле Одесса  

Одесские заметки:)))
Alex Zander
На выходных заехал к другу в гости, и он меня попросил отвезти его маму домой. Для полноты картины скажу, что его мама очень немолодая женщина, 8-ой десяток лет, живет на Ришельевской и помнит и тетю Сару, и тетю Цилю, и дядю Фиму. 
Я уже «предвкушал» выслушивать тирады типа «ой-вей, Саша, что ж это за бардак-то творится…?» и т. п. Но, к моему удивлению, разговор пошёл в совсем другую плоскость, дискуссия свелась к терминологии: Путин — шизоидный карлик или параноик недомерок?
Её последняя фраза меня добила. Напоследок она мне сказала: «Саша, если кто-то будет собирать Путину на киллера по 50 гривень, так я дам за весь двор». 
Таки бандеровка!))))

Хох. Ну, а далі, не знаю, чи варто коментувати?!

 

 

Хох. От… цікаво, все ж таки — куди це вона їх веде, га? Невже знову ж таки — у світле майбутнє?

Кац. А чого це воно так — наш, ондочки, у якийсь кумпанії… А Трампушка — ого-го?!

Хох. Ну, це вже… у кого які уподобання!

Кац. Ага, а це те, що обіцяв, егеж?

Хох. Егеж, те саме, воно, таки так. Росіяни про росіян! До речи — вашою…. мовою. Хоча, ні — вашим язи-ком, от!

Русский ресентимент

Мания Украины

Одна из удивительных метаморфоз российского массового сознания в 2014 году — его патологическая фиксация на Украине. Cреднестатистический россиянин знает все о конфетном бизнесе Порошенко, визитках Яроша, активах Коломойского, косах Тимошенко, отлично разбирается в географии соседней страны, знает итоги парламентских выборов в Украине гораздо лучше, чем думских выборов в России или региональных выборов у себя дома, и готов часами говорить об «украх», «свидомитах», карателях и Бандере. Есть немало свидетельств того, как люди среднего и старшего поколения после просмотра российских теленовостей про Украину возбуждались до такой степени, что начинали бегать по дому, изрыгая проклятия в адрес «укрофашистов», так что впору говорить о «мании Украины», массовом психозе на почве телевизионной пропаганды. Украина превратилась в ментальный полигон постсоветского сознания, на котором отрабатываются речь вражды (hate speech), приемы конструирования Другого, методы массовой мобилизации населения.

Подобная нездоровая фиксация на соседней стране свидетельствует о глубокой постимперской травме. Украинцы были слишком близкими, слишком похожими, чтобы Россия позволила им так просто уйти. На протяжении всех 23 лет независимости украинская независимость воспринималась как недоразумение, анекдот — само это слово в России обычно произносится с ироническим подтекстом. Молдавскую, таджикскую, даже белорусскую независимость русские восприняли спокойно, а украинскую не смогли, причем речь идет не об имперцах и почвенниках, а о самых широких слоях образованного класса, смотревших на Украину как на банановую республику и одновременно затаивших глубокую обиду на неразумного «младшего брата», который дерзко отринул кровное родство. Эта обида в известном стихотворении Бродского «На независимость Украины» превратилась в неподдельную ненависть:

С Богом, орлы и казаки, гетьманы, вертухаи,
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
Будете вы хрипеть, царапая край матраса,
Строчки из Александра, а не брехню Тараса.

Подобно Пушкину с его антипольской одой «Клеветникам России» диссидент и кумир либеральной интеллигенции Бродский здесь являет всю полноту уязвленного великодержавного сознания, которое он вывез из России вместе с памятью об имперском величии Петербурга.

Восстание рабов

И все же в ревнивом российском внимании к Украине в течение последнего года было нечто большее, нежели ностальгия по Империи. Постимперские фантомные боли переживали и Британия, и Франция, но никто из них не сравнивал себя с бывшими колониями. В случае России можно говорить о более глубоком психологическом механизме — о символической компенсации, переносе, проекции собственных комплексов и фрустрации на символическую фигуру Другого. Об этом в апреле 2014 года говорил в одном из своих последних публичных выступлений Борис Дубин:

«Это очень странный механизм, когда собственные проблемы и неспособность с ними справиться переносятся на других через барьер снижения этих других. Ведь все, что говорилось в России по поводу того, что происходит на Украине, — это же не об Украине говорилось, а о России, вот в чем все дело! Но благодаря такому ходу появляется возможность, во-первых, снять с себя груз всего этого, а во-вторых — в принципе обсуждать, хотя бы поставить эти проблемы, вывести их в область внимания. При этом сама Россия для себя остается “слепым пятном”, “отказывается” от собственного действия, “не видит” себя».

По сути, Дубин описал классическое состояние ресентимента, не употребив самого этого слова. В этике ресентиментом принято считать чувство враждебности к тому, что субъект считает причиной своих неудач (к «врагу»), бессильную зависть, сознание тщетности попыток повысить свой статус в обществе[1]. Это продолжение комплекса неполноценности, который в качестве компенсации формирует собственную систему морали, отрицающую ценности врага и возлагающую на него вину за собственные неудачи. 

 

Понятие ресентимента впервые было введено Фридрихом Ницше в его работе «К генеалогии морали». По мысли немецкого философа, ресентимент является определяющей характеристикой морали рабов — низшей расы, которая не способна к исторической деятельности, к изменению обстоятельств собственной жизни. Ресентимент, согласно Ницше, проявляет себя в «восстании рабов»:

«Восстание рабов в морали начинается с того, что ressentiment сам становится творческим и порождает ценности… Мораль рабов всегда нуждается для своего возникновения прежде всего в противостоящем и внешнем мире, нуждается, говоря физиологическим языком, во внешних раздражениях, чтобы вообще действовать, — ее акция исходно является реакцией»[2] («К генеалогии морали», 1:10).

Иными словами, как выразился Яков Кротов, «ресентимент — это ненависть раба ко всему, где ему чудится свобода»[3].

Ницше писал о ресентименте в 1887 году, но его слова по-новому зазвучали через четверть века, накануне Первой мировой, в 1912 году, когда монографию о ресентименте написал Макс Шелер, немецкий лютеранин, перешедший в католичество. Человек трагического мироощущения, покончивший с собой в 1928 году, он предчувствовал грядущие потрясения и фактически предсказал «Веймарский ресентимент» в послевоенной Германии, из которого родилась такая фигура, как неудавшийся архитектор и художник Адольф Гитлер. Гитлер (как и семинарист-неудачник Сталин) — это фигура из Достоевского, злобный и мстительный «подпольный человек», дорвавшийся до вершин власти, Смердяков на воеводстве. Не случайно в своей работе Шелер обращается к образам русской литературы:

«Ни одна литература так не переполнена ресентиментом, как молодая русская литература. Книги Достоевского, Гоголя, Толстого просто кишат героями, заряженными ресентиментом. Такое положение вещей — следствие многовекового угнетения народа самодержавием и невозможности из-за отсутствия парламента и свободы печати дать выход чувствам, возникающим под давлением авторитета»[4].

По сути дела, Россия — страна классического ресентимента. С одной стороны, в ней век за веком воспроизводятся различные формы сословного рабства — от крепостного права до советской прописки и нынешнего корпоративного государства, причем в государственном рабстве находится не только тягловое население, но и привилегированные классы, включая дворянство, которое обязано власти титулами, поместьями и самой своей жизнью, не говоря уже о промышленном и торговом сословиях, чья собственность всегда была условна, зависима от прихотей власти. В этих условиях в обществе развивается чувство обиды, невостребованности, непризнанного таланта, появляются такие ресентиментные фигуры, как «лишний человек» и «подпольный человек», показывающий в кармане фигу Хрустальному дворцу рационального мироустройства — а от него уже рукой подать до Петруши Верховенского, до террористов, бомбистов и нечаевщины.

С другой стороны, вот уже триста с лишним лет, если отсчитывать от Петра I (или без малого пятьсот, если отсчитывать от первого столкновения России с технологиями пороховой революции при Иване IV), Россия ревниво копирует Запад, то и дело открещиваясь от этого подражательства. Феномен догоняющей модернизации и сохраняющееся отставание от лидеров глобального мира (Британии в XVIII—XIX вв. и США в XX—XXI вв.) по основным социально-экономическим показателям — благодатная почва для внешнеполитического ресентимента. Россия то видит себя в качестве Золушки, несправедливо забытой мачехой и сестрами, то представляет себя как народ-жертву, который своим телом спасает мир от гибели: от татаро-монгольского ига или от «фашистских орд».

Эту виктимность русских неоднократно подчеркивал Розанов, сравнивая их с евреями, у которых также силен комплекс народа-жертвы. Не случайно в России развита конспирология, фантазия о «мировой закулисе», которая веками плетет заговоры против нашей страны, — но все это лишь вариации на тему ресентимента, происходящего от неспособности изменить внешние обстоятельства своего существования, от невозможности догнать Запад, преодолеть собственную провинциальность. Бессилие выливается в демонизацию противника, в создание вымышленной реальности, где Россия в одиночку противостоит всему остальному миру.

Путинский ресентимент

Россия нулевых — яркий пример ресентимента, ставшего государственной политикой. Одним из главных пропагандистских мифов путинской эпохи, который начал активно раскручиваться едва ли не с первых месяцев прихода Путина к власти, стала «теория поражения» России, начиная с ламентаций о «крупнейшей геополитической катастрофе XX века», каковой был распад СССР, и заканчивая расхожим мемом о «лихих девяностых». По здравом размышлении мирный роспуск Советского Союза (в отличие, например, от взрывного распада Югославии) был не поражением России, а шансом для нее, сохранив основную территорию, население, ядерный потенциал и правопреемство от СССР, избавившись от затратного имперского балласта, совершить постиндустриальный переход, присоединиться к «золотому миллиарду» глобального Севера. Собственно, активная часть российского населения, включая всю правящую элиту и самого президента Путина, этим шансом успешно воспользовалась. Россия нулевых, оправившись от кризиса 1998 года, используя попутный ветер слабого рубля и растущих нефтяных цен, неуклонно поднималась с коленей, удваивала ВВП, вступала в ВТО, сотрудничала с США в войне с террором — но при этом для домашнего употребления тиражировался миф о геополитическом поражении, унижении и разграблении России мировым либерализмом и его ставленниками Ельциным, Гайдаром и Чубайсом.

Мысль о поражении и чувство обиды на реформаторов и на окружающий мир стали удобным оправданием для социального иммобилизма и паразитизма путинской эпохи, совпали с глубинной российской склонностью к ресентименту. Как заметил Михаил Ямпольский, «все российское общество, от Путина до последнего стрелочника, в равной мере является носителем ресентимента. Для Путина его истоком является непризнание его и России равными и уважаемыми игроками на мировой арене, для стрелочника — беспомощность перед лицом полиции, чиновников, судов и бандитов. <…> Ресентиментные фантазии власти в какой-то момент вошли в странный резонанс с ресентиментными фантазиями обывателей»[5].

Современный российский ресентимент делится на два слоя. С одной стороны, есть умело сконструированная политтехнологами и провластными аналитиками тема «унижения» России Западом: Сергей Караганов говорит о «продолжавшейся почти четверть века ползучей военной и экономико-политической экспансии в сферы ее жизненно важных интересов, по сути — версальской политике “в бархатных перчатках”, которая порождала у значительной части элиты и населения страны чувство унижения и желание реванша»[6]. Как представляется, происходил совершенно противоположный процесс: на протяжении 25 лет Запад пытался интегрировать Россию в свои институты, предлагая ей привилегированные условия партнерства как с НАТО, так и с ЕС, в то время как «униженная» элита спешно приобретала за нефтедоллары западную недвижимость, гражданство для своих семей и образование для своих детей. Но Россия в целом не воспользовалась открытым окном возможностей, продолжая твердить мантру про обиду и унижения и раздувая войну НАТО в Косово в 1999 году до размеров вселенской катастрофы. Операция «Союзная сила» действительно была поспешным, непродуманным и неправовым актом, но она не была направлена непосредственно против России, и уж тем более эта ошибка Запада не дает России права строить на ней свою внешнюю политику по принципу: «Западу можно, а нам нельзя?».

Внешнеполитическое мышление Владимира Путина, как следует из его «валдайской речи», произнесенной на заседании Валдайского клуба в Сочи 24 октября 2014 года, полностью вписывается в парадигму уважения и унижения:

«Помните замечательную фразу: что позволено Юпитеру, не дозволено быку. Мы не можем согласиться с такими формулировками. Может быть, быку не позволено, но хочу вам сказать, что медведь ни у кого разрешения спрашивать не будет. Вообще, он считается у нас хозяином тайги и не собирается, я знаю это точно, куда-то переезжать, в другие климатические зоны, ему там неуютно. Но тайги он своей никому не отдаст. <…>

Да, Советский Союз называли Верхней Вольтой с ракетами. Может быть, но ракет было — завались. И были такие яркие политические деятели, как Никита Хрущев, который сапогом в ООН стучал. И все в мире, прежде всего в Соединенных Штатах, в НАТО, думали: да ну его на фиг, этого Никиту и иже с ним, возьмут долбанут, ракет у них полно — лучше относиться к ним с уважением[7].

Как следует из всего образного ряда «тайги», «медведя», «сапога» и «ракет», для российского президента важны «мужские» понятия об «уважении» и «авторитете». В этой логике Запад должного уважения не проявил, не ответил на открытость России к сотрудничеству после 11 сентября 2001 года, когда Владимир Путин первым из мировых лидеров выразил поддержку Джорджу Бушу и предложил ему глобальное партнерство в борьбе с террором. Как свидетельствует многолетний наблюдатель кремлевской жизни Игорь Юргенс, «и Путиным, и ближайшим окружением овладело чувство humilation and betrayal — унижения и предательства со стороны Запада (во всяком случае, так им представлялось)»[8].

Точкой перелома, очевидно, была осень 2004 года: сначала теракт в Беслане, в котором президент Путин неожиданно обвинил некие необъявленные силы за спиной террористов, которые хотят урвать от России «куски пожирнее», явно имея в виду Запад[9]. А затем была «оранжевая революция» в Украине, в которой Кремль прямо обвинил США, якобы стремящиеся ослабить Россию, оторвав от нее ключевого партнера. Упорное нежелание Путина видеть реальные силы и процессы, приведшие к Беслану и к Майдану (крах поддержанных Москвой неопатримониальных режимов на Кавказе и в Киеве), стремление все свалить на происки США — это типичный ресентимент, попытка перенести собственные неудачи на фигуру внешнего врага.

   С другой стороны, существует и массовый ресентимент широких слоев населения, не сумевших адаптироваться к новой рыночной реальности, к глобальным потокам финансов, информации, образов, мигрантов, технологий и вымещающих свою обиду на российских либералах и реформаторах. Выразителем настроений этих слоев служили многие партии, от КПРФ до «Родины» и «Справедливой России», но полнее всего последние 20 лет их представляет ЛДПР Владимира Жириновского, которая очень точно сформулировала лозунг отечественного ресентимента: «За русских, за бедных!». В этом броском слогане обида русских постулируется как аксиома, никто не объясняет, почему русские бедные и чем они беднее, скажем, таджиков, молдаван и прочих попутчиков по постсоветскому транзиту. На наших глазах дискурс обиды становится доминирующим в общественном поле, превращается в особый жанр российской политики.

Обиженные и оскорбленные

В брежневские времена ходил анекдот о шестом чувстве советского человека — «чувстве глубокого удовлетворения», которое надлежало испытывать при ознакомлении с материалами очередного Пленума. Теперь, похоже, основным инстинктом постсоветского человека становится чувство противоположного свойства: обида на окружающий мир.

В публичном дискурсе существуют специальные группы, от имени которых формулируются обиды, такие, например, как ветераны. Еще в 2009 году ветераны во главе с В. И. Долгих были оскорблены вывеской кафе «Антисоветская шашлычная» и высказываниями Александра Подрабинека, который предположил, что среди возмущающихся есть чекистские палачи. Вслед за Подрабинеком ветераны обиделись на Леонида Гозмана, сравнившего СМЕРШ и СС. Похоже, что ветераны (совсем не только войны, их как раз остались единицы, а чаще всего труда, ЦК или ЧК) — это группа особого реагирования, от имени которой удобнее всего клеймить и осуждать; они нужны во дни народных праздников и народного гнева, в иные дни календаря государство о них благополучно забывает, оставляя их наедине с нищенскими пенсиями и пособиями.

Другая группа обиженных — это «православная общественность», которая то и дело усматривает кощунство в спектаклях, от «Идеального мужа» в постановке Константина Богомолова до «Иисуса Христа — суперзвезды» в Ростове. К хору потерпевших неожиданно присоединились и силовики: охранники храма Христа Спасителя испытывали «моральные страдания» при виде перформанса Pussy Riot, а хрупкие омоновцы Болотной пугаются прилетевшего из толпы лимона и предъявляют скол зубной эмали в качестве телесного повреждения. В наши дни впору выставлять в музее не плачущего большевика, а плачущего силовика[10].

Советские речевые практики возвращаются в активный оборот. Властью был воскрешен симулякр «возмущенной общественности», «писем трудящихся»: «Тольяттинцы выступают против памятника Солженицыну», «Новгородцы недоумевают по поводу опроса на телеканале Дождь». Это типичный феномен коллективизиции речи, создания коллективного тела с его сакраментальным «Пастернака не читал (Pussy Riot не видел), но возмущен». Это общинное тело, говорящее устами ветеранов, охранников, «Уралвагонзавода», лояльных деятелей культуры, партактивов «Единой России» и дрессированных журналистов на прямых линиях. Появляется целый класс профессиональных обиженных, которые под видом «гласа народа» транслируют волю «хозяев дискурса» и по сути своей являются эффективным инструментом репрессий, всепроникающей цензуры коллективного бессознательного[11].

Насаждая дискурс обиды, власть фактически производит зачистку местности руками общественности; подобно вирусу ресентимент самовоспроизводится в обществе и порождает новые запреты, табуированные темы и группы обиженных граждан. Формально режим ни при чем, он лишь законодательно оформляет «волю народа», выраженную в разного рода истериках, доносах и коллективных письмах — но по сути он эту волю конструирует и ею же манипулирует[12].

Марш проигравших

Из подростковых комплексов власти, детского разочарования элиты в Западе и социального инфантилизма населения родился миф об украинском фашизме. Ресентимент требовал объекта для символической мести: за двадцать лет шельмования условный «гайдарочубайс» уже приелся, Болотная была разгромлена, Америка, казалось, далеко, и тут случился Майдан. Украина во второй раз за десять лет посмела ослушаться старшего брата и попыталась выбраться из патерналистской парадигмы на путь буржуазно-демократической революции и европейского развития. Ответом стал консолидированный российский ресентимент, в котором слились неудовлетворенные амбиции Кремля и ревность «старшего брата». Украина была объявлена предателем, и это предательство казалось тем более обидным, что украинцы считались своими по крови, ближайшими в славянской семье. В теме украинского предательства явственно слышны отголоски веймарского ресентимента и теории Dolchstoss, еврейского «удара в спину», которая была популярной в Германии 1920—1930-х годов.

Изобретение украинского фашизма — дьявольский триумф политтехнологов, которым удалось создать миф о «бандеровцах», «карателях» и «правосеках» и внушить его власти и пресловутым 96 % населения посредством телевидения. На весь 2014 год Россия, включая президента Путина, переехала жить в телевизор, в бесконечный сериал, в параллельную реальность, где по Киеву маршировали фашисты, каратели сбивали малайзийский «боинг» и распинали мальчика в Славянске, а Запад спонсировал Майдан, планировал принять Украину в НАТО и разместить корабли Шестого флота в Севастополе.

Характерно использование российской пропагандой образа фашизма как синонима абсолютного, финального, зла, окончательного расчеловечивания противника. Фашизм в российском дискурсе обладает универсальной ценностью Другого, вся новейшая российская идентичность построена на идеологеме победы над нацизмом. Происходит онтологизация конфликта с Украиной как борьбы абсолютного добра с абсолютным злом.

И здесь ресентимент, согласно Ницше, создает свою собственную систему ценностей, «мораль рабов», которая говорит «нет» внешнему, иному, не-себе. Михаил Ямпольский вспоминает французского политического философа Этьена Балибара, который называл ресентимент «антиполитикой»: «антиполитика — не просто результат кризиса государственности, но и продукт ницшевского ресентимента, укорененного в неспособности позитивно действовать. Мы всюду имеем, как считал Ницше, лишь чистую негативность, реакцию на сопротивление внешнего мира»[13].

Война России в Украине — пример антиполитики, чистого негативизма, основанного на чувстве собственной ущербности, компенсация комплекса неполноценности элиты по отношению к Западу и населения — по отношению к обстоятельствам собственной жизни. Власть не может изменить роль России на международной арене при помощи «мягкой силы», качественного экономического роста, добиться уважения и признания партнеров. Подавляющее большинство населения, запертое в рамках восстановленной Путиным сословной системы, также не в силах выйти за пределы государственного патернализма (по сути, сословного рабства) и социального паразитизма, синдрома выученной беспомощности. Символической компенсацией стало создание вымышленного врага в лице Украины и вымышленных побед — аннексии Крыма и создания пиратских республик Донецка и Луганска. Но по сути «Крымнаш» и фактическое отторжение Юго-Востока Украины стали «маршем проигравших». Это последний парад сил, потерпевших историческое поражение в борьбе с глобализацией. Они проиграли в столкновении с открытым обществом и с мобилизацией горожан, с интернетом и Евросоюзом, с современным искусством и финансовыми рынками, с «мягкой силой» и сложными структурами. Крымский ресентимент — это контракт власти с критической массой дезадаптантов, это апология слабости, защитная реакция уходящей натуры, исторический тупик.

Ирония ситуации еще и в том, что выдуманные ресентиментные обиды становятся реальностью. Россия так усердно взывала духов конфронтации, что в итоге получила санкции, которые еще только начинают сказываться на экономике и уровне жизни. Отечественные геополитики так красочно пугали нас сказками о расширении НАТО на Украину, что своей параноидной политикой в итоге превратили Украину в недружественную страну и добились решений НАТО о расширении военного присутствия и постоянном базировании в странах Балтии. А Путин так долго и демонстративно обижался на Запад, что тот, наконец, ответил ему взаимностью, изолировав российского президента на саммите в Брисбене. Ресентимент — это замкнутый круг, порождающий враждебное окружение: на обиженных воду возят.

В перспективе неизбежно столкновение России с реальностью, исцеление от пустых амбиций, придуманных обид и комплекса неполноценности, примирение со статусом страны средних доходов и средних возможностей (a mediocre state, как обрисовал ее перспективы в недавней статье сэр Роберт Скидельский), понимание того, что нет никакой глобальной войны с Западом за ресурсы, а есть лишь желание Запада видеть Россию стабильной и неагрессивной, пусть даже и с авторитарным правительством. Остается только надеяться, что излечение России от постсоветского ресентимента не окажется столько же мучительным и кровавым, как исцеление от веймарского ресентимента для Германии.

Кац. Ну, ти, вірніше ти, і твої помічники — забабахали матер’яльчик! Будь здоров, як то кажуть, не зразу все і скумекаєш, от! Так що — давай до музики, з мене вже досить! Ага, знову твої, улюблені грузини… От, теж мені — прихильник…!

(продолжение темы следует)

не могу молчать ч. 7.576. Украина + ЕС (В Украине) + (В Мире)

Share

не могу молчать ч. 7.576. Украина + ЕС (В Украине) + (В Мире)

Кац. От… послухай но, Хохляндія… Ти ж обіцяв, обіцяв! Ну. і де, оте обіцяне?

Хох. Хе, мало чого я теє, обіцяв, а як воно не вийшло, що ж зробиш. Так що, вибачай, бувший братан, але… Хоча от, може оце підійде, га? І, головне як раз у тему!

Кац. Ну ладно, ужо, і то хліб, як то кажуть… А ото, здрастє вам… що ж це таке…? Ти ж обіцяв одне, а виходить?!… Хоча, що із тебе взяти — ти ж як не обдуриш, так вважай, день зазря пройшов, блін! 

 

«Россия не нуждаются в США, скорее США нуждается в России» : об этом написала Захарова в американском Фейсбуке с американского Айфона

Кац. Ну. нічого, падумаіш, казала-мазала. Те ж фєйк, ей-ей. Для мене, справжній авторитет, то нашинський, дорогенький пан Лаврал… то біш Лавров, от!

Хох. А, канєшна, от як раз помічники принесли — вещдок, одначе)))

Кац. Мда, з тобою… тільки зв’яжись!!! І де це ти віколупав, га? Хоча… помічники, все на них пхаєш! Ну і, що тамочки далі, обіцяв, давай… Увесь настрій мені зіпсував, блін!

Газова криза-2018: пояснення зрозумілою мовою

В Україні на початку березня виник дефіцит газу. В енергетиці оголошено надзвичайну ситуацію, Міносвіти рекомендує припинити навчання, а «Нафтогаз» закликає користувачів газу зменшити температуру в оселях. Так що сталося, чим це нам загрожує, і які наслідки матиме? 

Автор: Сергій Лук’янчук

Що взагалі сталося? Адже зиму Україна пройшла без жодних труднощів з газом. І тут раптом його не вистачає.

У проблеми три причини. Одна з них об’єктивна, дві інші – штучні, навмисно створені Росією. Об’єктивна причина – це аномальні, як на початок весни, холоди, які тривають вже понад 10 днів. У таких випадках суттєво зростає споживання газу. Зараз воно збільшилося приблизно на 30% — до 200 мільйонів кубометрів на добу.

І що? Адже в січні чи лютому можливі морози сильніші і триваліші. Ми що, ризикували замерзнути?

Ніякого ризику не було. Баланс споживання газу в Україні забезпечують три джерела – запаси в підземних сховищах, власне видобування та імпорт. Обсяги по кожному джерелу разом забезпечують потреби країни в газі за будь-яких сценаріїв.

Так чому зараз виникла проблема?

Вона не виникла – її нам штучно створили. І зробив це російський «Газпром». За 15 хвилин до 1 березня, часу, коли мало розпочатися постачання газу з Росії, монополіст заявив, що відмовляється це робити. І демонстративно повернув надану «Нафтогазом» передоплату.

 Чекайте, так нам же говорили, що ми давно не купуємо газ у Росії?

Саме так. Але рішенням Стокгольмського арбітражу Україну зобов’язали відновити закупівлі газу в Газпрому у відповідності до чинного контракту. Правда, у значно менших обсягах, ніж вимагала Москва: лише 5 мільярдів кубометрів на рік, з можливістю зменшення до 4 мільярдів. Саме це постачання мало розпочатися з 1 березня.

Уявіть собі, що ви пішли увечері у магазин купити хліба, маючи впевненість, що магазин відкритий і хліб у ньому є. А продавець з незрозумілих причин закрив двері і відмовився торгувати. Так, завтра ви підете в інший магазин і купите хліб там. Але на цей вечір у вас, так би мовити, виник «хлібний дефіцит».

Але і це не єдина проблема, яку створив «Газпром». Протягом усієї зими він навмисно тримав на нижній межі тиск на вході в українську газотранспортну систему. Контрактом передбачені показники в діапазоні 60-65 кгс/см2, а по факту було 51-59 кгс/см2. А з 1 березня «Газпром» знизив тиск до найнижчого значення в цьому році — 50,3 кгс/см2.

І що це означає?

Те, що «Укртрансгазу» — газотранспортному підрозділу «Нафтогазу» — складніше балансувати обсяги споживання, «перекидаючи» газ в межах трубопровідної системи. Це може призвести до локального падіння тиску і дефіциту газу в споживачів. Або – на що теж розраховував Газпром – до несанкціонованого споживання газу, призначеного для транзиту. Європа недоотримала б законтрактовані обсяги, а «Газпром» мав би підстави вчергове звинуватити Київ у тому, що він, за висловом Путіна, «тирить газ».

Говорили, що в нас вдосталь газу в підземних сховищах. Так що, нас обманювали?

Станом на 28 лютого у підземних сховищах було 9,985 мільярдів кубометрів Рік тому на цю ж дату було 8 мільярдів кубометрів – на 2 мільярди менше. Для розуміння, ці два додаткові мільярди – це еквівалент споживання за півтора чи два березні. Тобто, газу в підземках не просто вистачає – його вистачає з солідним запасом.

Так чому ж тоді не використати цей газ?

Не все так просто. Підземні сховища мають обмеження на потужність підйому газу. Більше того, наприкінці опалювального сезону, коли запаси вичерпуються, падає тиск у підземках, і швидкість відбору газу зменшується. Уявіть собі пляжний м’ячик – якщо він ретельно надутий повітрям, воно виходитиме з клапана швидше, ніж якщо м’ячик наполовину здутий. Нинішні темпи відбору максимальні – 115 мільйонів кубометрів на добу.

А скільки ще не вистачає?

Видобуток власного газу дає 57 млн куб м на добу. Решту необхідно покривати за рахунок імпорту, це ще 15-20 мільйонів кубометрів.

Так чому його не купили?

По-перше, тому, що купили – і перерахували гроші – за російський газ, який «Газпром» вирішив не постачати. По-друге, тому, що в Європі теж холодно, і вільних ресурсів мало. А спотові ціни на газ на європейських торговельних майданчиках зараз дуже високі – до 600 доларів за тисячу кубометрів.

Втім, «Нафтогаз» оперативно знайшов продавця. Польська державна компанія PGNiG підписала контракт про постачання 60 мільйонів кубометрів протягом березня. Цього має вистачити на покриття дефіциту.

Але чому Газпром пішов на такі дії? Хіба в компанії не розуміють, що це удар по їхній комерційній репутації – так само як і по планах будувати нові газопроводи до ЄС?

Так і є. Але в даному випадку «Газпром» діє не як комерційна компанія, а як політичний інструмент російської влади. Процитую російського газового експерта Михайла Крутіхіна: «Миллер действует по указанию Путина. А мотивацию Путина я обсуждать не могу. Там давно нет никакой логики и никаких сдерживающих факторов.»

Втім, нескладно здогадатися, що саме розлютило Путіна настільки, що він дав наказ створити Україні максимальні проблеми в газовій сфері. Цього тижня стало відомо, що «Нафтогаз» виграв позов до «Газпрому» в Стокгольмському арбітражі щодо контракту на транзит газу. Суд зобов’язав Росію виплатити $4,63 млрд — як компенсацію за менші обсяги поданого для транзиту газу, ніж це було передбачено контрактом. З вирахуванням грошей, які Україна мала віддати за вже отриманий в 2014 році російський газ, «Газпром» залишився винен українській компанії $2,56 млрд. Імовірно, що від такого розвитку подій Путін оскаженів. І дав «Газпрому» команду «фас».

Росія заявила, що не визнає рішення Стокгольмського арбітражу і буде розривати контракти, щодо яких це рішення винесено. Це як?

Це безпрецедентно. В контракті про постачання і транзит газу чітко і недвозначно записано: «Решение Арбитражного института Торговой палаты г. Стокгольма является окончательным, не подлежащим обжалованию и имеющим для Сторон обязательную силу.» Ніяких оскаржень чи невиконань не може бути в принципі – це все одно що ви взяли товар і не розплатилися, бо вам не хочеться платити. І наслідки для Росії будуть дуже серйозні: йдеться про штрафи в мільярди доларів. Механізм стягнення відомий: наприклад, арешт російського майна в інших країнах за рішенням міжнародного суду.

І чим це все завершиться?

Російський газовий шантаж — такий же, як і російський бунт: наскільки безжалісний, настільки ж і безглуздий. Конкретно цей триватиме максимум три дні. Два з яких – вихідні, коли споживання газу падає. А вже з 3-4 березня в Україні починається потепління. Ніяких драматичних наслідків не буде в принципі. Для нас не буде. А от для Росії вони можуть бути дуже серйозними. Бо намагаючись створити проблему нам, вона показала, що може стати значно більшою проблемою для головних покупців свого газу – Європи. А там такі речі помічають і не забувають про них.

Кац. От, ти знаєш, от, не тягне мене на зустріч із тобою… Та ще й спілкуватися отою, вашою, «солов’їною»! А що ж поробиш, робота така, стільки із мене нервів повитягуєш!

Хох. А туточки, он, помічники іще…

Кац. Нє, нє, з мене досить на сьогодні, давай досвидания, як то кажуть. Музику, і все, гайда. Я хоч відпочину від вашої… солов’їної!

Хох, Ну, як скажеш. От, отримуй музику. І, як раз нашою, солов’їною)))

(продолжение темы следует)

не могу молчать ч. 7.775. Украина + ЕС (В Украине) + (В Мире)

Share

не могу молчать ч. 7.575. Украина + ЕС (В Украине) + (В Мире)

Хох. А чо, нічо так Йося виглядає, скажи, Кацапчику?

Кац.  Та… уж… Міг би і покраще, після отого «Откритого пісьма», блін! Та ще й із «ЛИСОЮ БАШКОЙ…» як каже автор… От уже позорище!!! Аж самому якось… незручно, блін!

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ИОСИФУ КОБЗОНУ

2018 » Январь » 21

Дейвид Костинс. Разрешите представить Вашему вниманию в своём форматировании поразившие меня своей остротой и поэтической экспрессивностью стихи бывшего узника ГУЛАГА, а ныне -живущего в Израиле поэта и писателя Виктора Левинштейна! ВИКТОР ЛЕВИНШТЕЙ В связи с очередным гнусным взвизгом нашего великого комсомольского певца Йоси Кобзона захотелось мне опубликовать открытое письмо к нему, написанное совсем недавно.

Вот текст: ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ИОСИФУ КОБЗОНУ

Нам Галич завещал – не шить ливреи.

А ты не понял лысою башкой.

Теперь, как все подобные евреи,

Ты даже не лакей, ты – половой!

Ты подаёшь им всё, чего изволят,

При этом мерзко шаркаешь ногой.

И говоришь то, что тебе позволят,

Певец ты наш великий, дорогой!

Рассказывал, как любишь Украину?

Спивав народных декилька писень?

Зачем же, как последняя скотина,

Ты хаешь Украину каждый день?

Ты хвалишь тех, кто рвёт её на части,

Ты служишь тем, кто бьёт её народ.

Ты продался бандитской русской власти,

Что под себя чужое всё гребёт!

А где ты был, когда пошли

«титушки» с дубинами на наши города?

Не видишь ты, как Путинские пушки

Сюда везёт наёмников орда?

Везут «гуманитарные» снаряды,

Невидимые лишь для дураков,

Не видишь ты, как путинские «грады»

Крошат твоих любимых земляков?

Как свора уголовников отпетых

В Донбассе узурпировала власть?

Уже понятно людям всей планеты,

Что цель их – только убивать и красть.

Ты любишь Украину нежно очень?

А что за «Новороссия»? Ответь!

И объясни народу, между прочим,

Почто ты «гимн Донбасса» начал петь?

Проект, провальный с самого начала.

Бездумный, подлый, как ни назови!

Плод хитрых эфэсбэшных генералов,

Замешанный на злобе и крови!

Промчатся дни – и лучше с каждым часом

Поймёшь и ты немного погодя:

Твои шахтёры – пушечное мясо

В бесчеловечных замыслах «вождя»!

Ты – друг клятвопреступнику,

Скотине и мерзавцу, что уже который год

Упорно строит козни Украине,

И сеет смерть, и нищету несёт.

Ведёшь себя ты подло, как паскуда.

Способен ты предать любой народ.

Ты не еврей, Иосиф! Ты – Иуда.

А Бог за всё иудам воздаёт!

Эх, Йося! Ты кумиром миллионов,

Коль был бы честен, стать вполне бы мог!

Но продал честь за думские погоны.

Ушёл – в лизанье путинских сапог.

Ты хвалишься, что очень твёрд и стоек,

Что ты большой и добрый сын страны.

Что ж смотришь ты, как подлый параноик

Поставил целый мир на грань войны?

А фюрер твой – пигмей, отнюдь не колосс.

Вогнал народ в позор и нищету.

Что ж не возвысишь ты свой мощный голос,

Чтоб пригвоздить к столбу падлюку ту?

Вопит ТВ: «Европа не впускает,

Боится тех, чей голос – божий дар!»

Да не боится! Просто презирает!

Никто не сядет срать на твой гектар!

ВИКТОР ЛЕВИНШ

Кац. Мда, от вже лягнув, так лягнув, із обох ніг! О, а ото що таке…? НАША Ксюша, і теж туди, куди і я… Де взяв, колись…? Вот, Хохляндія, та за тобою і не встигнеш… Та ще й із твоїми помічниками… Дай їм Боже здоров’я, як то кажуть у ТВОЇЙ Одесі

Кац. А може НАШ Йося… хоча він теж із Донецька, таво, багатенько «взяв на грудь», то біш, випив більше норми, як каже НАШ… хоча ні, і він ВАШ — шанований усім світом Михайло Михайлович Жванецький, блін!

Хох. Дик, а що таке норма, у розумінні ВАШОМУ, га? От, пропонують помічники, тиснемо, га? Ти як, Кацапчику, згода? Хоча… чого тебе питати, ти ж із звідтиля, значить будеш не згода.

Алкогольные «скрепы» и духовный путь


Пьянство как социальный протест и опыт экзистенциального переживания

Россияне стали меньше покупать водку и обратили внимание на фруктовые вина. Об этом рассказали в Национальном союзе защиты прав потребителей, Минздрав, в свою очередь, отчитался о снижении пьянства в России на 20%, а его глава Вероника Скворцова на Гайдаровском форуме сделала выводы, что за пять лет употребление алкоголя в России сократилось до 80% от изначального уровня.

Учитывая, что новые поколения российских граждан имеют больше доступных развлечений, чем их родители в советские времена и трудные «девяностые», легко было бы поверить в справедливость подобных утверждений, если бы не демографические обстоятельства.

Потребление, действительно, может снизиться по той простой причине, что на «алкогольный» рынок вышли рожденные в 90-е годы, а тогда по понятным причинам случился демографический кризис. Кроме того, в России алкоголь относительно уровня доходов стоит дорого, объясняет директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА» Вадим Дробиз:

Грубо говоря, алкоголь примерно в 8-10 раз дороже для гражданина России, чем для гражданина Западной Европы относительно минимальных или средних доходов. Поэтому там никто не пьет спиртосодержащие жидкости, огуречные лосьоны, одеколоны и так далее. Самогон там пьют во много раз меньше, чем здесь. Если у нас сегодня примерно 45-50 % из того крепкого, что выпивается, это нелегально-кустарно-суррогатная продукция, на Западе — максимум 10% рынка. И связано это с ценой. В США для нищеты, например, продается по 2 доллара за литр в легальных магазинах 40-градусная жидкость под разными названиями в пластиковых бутылках. Предназначено для бомжей, там их миллионов 50. У нас нет социального алкоголя, а во всем мире есть.

Другая тенденция, подмеченная уже белорусскими социологами – молодые респонденты из городской местности употребляют алкогольные напитки несколько чаще сельских сверстников. По той причине, что приобрести их жителям села гораздо трудней. Вероятно, именно эти исследования подтолкнули депутатов нижней палаты парламента выступить с проектом закона о внесении изменений в ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничения потребления (распития) алкогольной продукции», чтобы, подобно табачным изделиям, скрыть вино-водочную продукцию подальше от глаз.

Николай Дайнеко, музыкант молодежной группы Niky Blazer возражает:

Это бессмыслица полная. Вот исполнится человеку 12-16 лет. Он начнет что-то осознавать. Ему станет тоскливо, плохо и жутко по вечерам. И что, его спасет то, что спрятано под прилавком? Он будет искать выход: «Как же мне перестать столько думать о всяком, что меня окружает?!» Ребята на что-то другое перейдут — начнут употреблять наркотики. Человеку нужен уход от реальности. Кстати, в таблице градации вреда наркотиков алкоголь стоит в числе первых. Тут дело на самом деле в том, что алкоголь разрешен, а каннабиноиды нет. У нас очень много народу сидит по 228-й. Люди садятся, а выходят абсолютно не жизнеспособными. Им по 30, а они не знают, что делать. Это замкнутый круг.

Даже если посчитать «винный эффект» за запоздалые последствия европеизации, который, впрочем, легко может пропасть вслед за пармезаном и прочими вкусовыми излишествами, оставив россиянам лишь послевкусие Крыма, вряд ли молодое поколение удастся вернуть к дедовским традициям употребления спиртного, запрещая и пряча его.

С другой стороны, стремление к удовольствию можно поощрять или обуздывать законодательным образом, следуя за мейнстримом. В Грузии, например, официально разрешили употребление каннабиса, а в Греции теперь будут промышленно выращивать каннабиноиды. Правда, с точки зрения физиологии мозга, отмечает профессор биологического факультета МГУ Вячеслав Дубынин, каннабиноиды ближе к классическим наркотикам, чем алкоголь. Однако цель употребления одна – получение удовольствия:

— С нашей мозговедческой точки зрения смысл жизни довольно очевиден — мы живем для того, чтобы получать побольше положительных эмоций и поменьше отрицательных. Правда, есть такая ремарка — получать социально одобряемые положительные эмоции, потому что мало ли какие ты положительные эмоции получаешь. Собственно, на этом балансе мы и строим свое поведение. И мозг так сделан, что он ищет пути получения положительных эмоций. И дальше оказывается, что есть пути биологически правильные, адекватные, приносящие реальную пользу и организму, и социуму, и семье. А есть пути, которые ведут к получению удовольствия, но в итоге они оказываются разрушающими организм, поведение. И эту тонкую грань конкретная личность часто не чувствует и, соответственно, тогда возникают всякие зависимости и так далее.

Если мы возьмем отдельную нервную клетку, то, конечно, всегда есть соблазн сказать, что разницы нет, потому что синоптические модификации очень похожи. Но если смотреть на мозг в целом, то разница есть. Потому что социально одобряемый поток информации идет тоже не просто так. Это значит, что кроме удовольствия, например, от того, что ты сам сделал, ты еще получаешь удовольствие от того, как на это реагируют окружающие. Люди существа социальные. Одобрение от родителей, учителей, товарищей тоже очень значимо. Кстати, порой бывает, что все это тоже сливается в сторону зависимости. И если вы выпиваете в компании, то выходит не очень хорошо. Но если мы берем уровень синапсов, то ситуация в целом похожа. 

Надо сказать, что в российском обществе, несмотря на все риски и потери, связанные с алкоголизацией, отношение к выпивающим компаниям остается нейтральным. Родители, как правило, вмешиваются только тогда, когда возникает побочный эффект – драка, вандализм, скандал, потасовка. Это связано еще и с тем, что молодежному возрасту свойственно стремление к риску, а границы возможного лучше всего помогает преодолеть алкоголь. С другой стороны, замечает психолог Кирилл Хломов, перед молодыми людьми сегодня открываются новые возможности:

— Я думаю, что культура «пития» – это то, что сейчас меняется, формируется иначе, чем прежде. За счет того, что алкоголь был под запретом, и доставать его было трудно, он сам по себе становился фетишем. Теперь, когда он стал более доступным, дополнительная часть возбуждения ушла, и культура по-прежнему определяется семьей. Что касается подростков, то им сейчас доступно много альтернативных удовольствий. Распространение компьютерных игр, гаджетов, уход в виртуальную реальность дает подростку возможность брать поддержку из другого источника. Тогда как эксперимент с алкоголем требует все-таки большей взрослости, сформированности, несет некие риски.

Трудно сказать, проводят ли сами запреты грань между взрослой жизнью и подростковой, или сказывается стремление подражать, однако по-прежнему счастливое детство не обходится без тайного бокала вина/водки и затяжки сигаретой. Впрочем, разрушительный образ жизни, как и в советские времена, надежно защищает от внешнего мира.

Blazer и алкогольная кома

Николай Дайнеко, музыкант группы Niky Blazer:

— Мой круг общения в принципе маргинализированный. Мы сначала отделились от общества, а потом уже начали пить. А, может быть, и нет — где проходит эта грань, я не знаю. Мы назвали нашу группу в честь одноименного алкогольного напитка, он дешевый. Наши предпочтения продиктованы ценовой категорией.

Когда ты не ходишь на скучные работы, у тебя нет денег. Все просто — пьешь самое дешевое, что есть. Тогда был 2007 — расцвет неформальной культуры в России, всякие субкультурные штуки. Но я не употребляю алкоголь специально, чтобы писать тексты, здесь нет четкой связи. Я могу написать текст трезвым, а иногда не могу.

В 17 лет у меня была алкогольная кома

А всякие винчики мы пьем, чтобы не нужно было помнить о том, что есть скучная работа, есть войны и так далее. Это такой уход от реальности, где ты слишком много кому-то что-то должен. Алкоголь позволяет раскрепоститься, и возникает другое понимание мира. Показательная история — в 17 лет у меня была алкогольная кома. Я на шесть часов выпал из жизни. Два дня ложился «с вертолетами», это когда голова кружится, а на третий день пошел пить. Я просто понимал, что бесполезно себе говорить: «Я больше не буду пить!» Это бесполезно, бессмысленно. Я вышел на улицу, встретил друзей – и все!

Но это не что-то, связанное с зависимостью. Если я не буду пить 3-4 дня и так далее, меня не будет трясти, я не буду искать, где бы достать выпить. Нет! Вот в детстве я был стеснительным. И думаю, иначе я бы не проявился вообще как человек. Сидел бы дома. Не имею понятия, что бы делал.

Нас не нужно бояться, нас не нужно тащить в армию, на скучную работу и так далее. Надо просто оставить нас в покое. Мы творческие ребятки, которые делают то, что делают и не хотят делать то, что надо делать.

Параллельные миры

Виктор Ерофеев, писатель:

— В Советском Союзе в одном мире жили трезвые люди, которые, на самом деле, ходили пьяные от каких-то своих идей, и пьяные, которые были самые трезвые, потому что разбирались в том, что происходит на свете, в реальном мире. Пьяный мир был реальный, а реальный мир — пьяный. Все перемешалось. Поэтому в поколении постарше меня, где Аксенов и прочие, принадлежность к пьяному параллельному миру означала гордость и славу. Я хорошо помню, как совсем еще мальчиком тащил пьяного Аксенова на метро «Аэропорт». И для меня это была гордость. Помню, как пили Ахмадулина и Боря Мессерер, который до сих пор пьет бутылку водки в день — и это считалось правильно. И эти параллельные миры — как две культуры, которые в бесконечном зеркале пересекались и давали ощущение творчества.

Я помню, когда бабушка узнала, что я стал писателем, она сказала: «Ну, что же ты?! Я в Ленинграде работала в Союзфото, снимала писателей, все пьяными приходили. Неужели и ты будешь теперь пить беспробудно?!» У нее была уверенность, что все писатели пьянствуют… А художники? Помню, когда хоронили Зверева, опрокинули гроб, потому что его несли пьяные люди.

Потом, позже были какие-то трещины, связанные с алкоголем. Одни продолжали традицию, а другие протестовали, переходили на более слабые напитки, было медленное вхождение в сухое вино. Все считали, что это такая кислятина, а потом выяснилось, что не только в России так считают. В Германии тоже очень долго входили в сухие вина, все пили подслащенные

Принадлежность к пьяному параллельному миру означала гордость и славу

Надо сказать, что русская история была бы абсолютно другой, если бы не водка. Не было бы побед, потому что давали 100 грамм перед атакой, не было бы каких-то любовных историй и всего того, что связано с безумным потреблением алкоголя. Страна жила бы совсем другой жизнью, если бы оставалась трезвая. Она была бы другой, или ее вообще не было, в отличие от Италии, где люди пьют много и совершенно не пьянеют. Когда я занимался русской водкой и Гражданской войной, то выяснил, что «красным» запрещали пить и расстреливали за пьянство, а «белым» разрешали. «Белая» армия была гораздо более пьяная, чем «красная» и проиграла войну. Я имею в виду солдат. Есть масса примеров, когда русская культура «заряжалась» алкоголем в советские времена.

Скажем, ощущение дзен буддизма, которое на Востоке дается медитацией, созерцанием, в России дается через алкоголь. И, действительно, возникает ощущение того, что ты не ответственен ни за что, ты ни от чего не зависишь, не берешь на себя никакие обязательства. Получается так, что русский алкоголик и индийский гуру могли бы запросто договориться, что, кстати, и произошло на моих глазах с Борей Гребенщиковым, с которым мы ездили в Индию и Непал. Хотя потом они начали волноваться не по поводу того, что они друзья-братья с Гребенщиковым, а — расскажи, как ты пишешь, как это у тебя получается, что ты на весь мир прославился? Буддисты с этим делом тормозили, а славы им очень хотелось.

Другое дело, что половина русских людей пьет хорошо, а половина плохо, быстро напивается. Когда я изучал проблему водки, выяснил, что, например, северные народы все плохо пьют. Например, есть районы Норвегии, где просто не продают алкоголь, потому что знают, что народ вымрет, а в России 50 на 50. Понятно, что у тех, кто плохо пьет, у них другие отношения к экзистенции.

Алкоголь смягчает противоречия, если им правильно заниматься. Есть такие элегантные алкоголики, которые чувствуют смысл жизни лучше, чем психолог. А если ты умеешь организовать свой организм, и он правильно принимает алкоголь, то ты продвигаешься. Здесь есть тема продвижения. Потом это превращается в зависимость, потому что ты хочешь еще и еще быть таким, на коне. Но одни умирают быстро, а другие живут долго.

Кроме того, алкоголь смазывает отсутствие общих ценностей. Общество в России потеряло дважды за один век всю систему ценностей — в 1917 году и в 1991. Отчуждение страшное! Люди имеют разные системы ценностей и даже самые близкие в семье. Алкоголь — это такая специальная смазка, которая дает возможность человеку если не понять, то, по крайней мере, простить.

Дело в том, что разрывы невероятные! По всем линиям! И когда в 1917 году ушли все органические ценности России, в 1991 году ушли привитые и плохо привитые советские ценности, остались разные процентные соотношения — у одного демократия, у другого монархия, третий православный, четвертый коммунист. Но вот ты выпил и движение идет. А с утра встал и думаешь: «Боже мой! С кем я пил?!»

Пьянство как социальный протест, средство общения и опыт экзистенциального переживания обсуждаем с писателем Виктором Ерофеем, музыкантом группы Niky Blazer Николаем Дайнеко, психологом Кириллом Хломовым, биологом Вячелавом Дубынином и директором Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА» Вадимом Дробизом.

Share

не могу молчать ч. 7.550. Украина + ЕС (В Мире)

Хох. Ну що, Кацапчику, щось ми із тобою того, затрималися із publikaishn?!

Кац. Та отож… Ой, шось мене знову на оту… солов’їну, блін…

Хох. Та й що ж туточки поганого то? Давай, записуйся у поліглоти! Ну й, починай із нашої, солов’їної.

Кац. Та не, не поймут меня наши братаны то! Може таво, ты перейдеш на «по-людському», ась?

Хох. Ну от, знову ти за рибу гроши! «по-людському»,»по-людському»! Блін! Ладно уж. Так ужо й бути! Перейду. Вже. Ну и что ты мне говорил что то, про рОзумне якесь?

Кац. Та не, воно не очень… лучше не надоть! Оно… не, не надо…

Хох. Здрасте вам… То ты хош, то не хош… Обещал – давай! Уговор того… дороже бабла то!

«Добьём их всех и Украину и Сирию!» — заявил Александр Разумов в эфире «Эхо Москвы

Хох. Во дает…! А тебе не кажется, что у этого рАзумова рОзуму не очень, а? Если уж честно?! Ведь… глянь, шо эт за птица!

Published on Sep 11, 2015

В России в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Александр Разумов представитель организации «Российский Союз ветеранов Афганистана» признал присутствие российских войск в Украине и Сирии.

Кац. Ну… Ежели уж… совсем, честно… Блин, ведь и в Украине-то, есть, так сказать — «афганцы»!

Хох. Есть, конечно есть! И они его… бл… как сказал один мой приятель — афганец: «Ждем-с, не дождемся! Захади дарагой, мы тебе кое-что… Раз ужо ты нас… так и мы тебя! И даже лучше…!!!» Так что, так и назовем: Представитель «СоюзаИдиотов» от Russia?! Каковой канает под «афганца»! Во, и комменты, между прочим, ничо так!

Добъёте,ага….если боярышник раньше не добъёт вас,кацапы пиз.лявые.

1 week ago

костью станет вам ватникам -УКРАИНА.

Какие еще нужны доказательства что во всем виноваты пиндосы, а росиюшка наш братский норот?

Микита Пихалков

1 week ago

Потом падали кацапские пусть не забывают пи.деть про Адиннарот и Мышебратья. Подавитесь пидоры. ДО смерти подавитесь Украинушкой. Это ваша смерть гниды.

Хох. А ничо, комменты-то, скажи?

Кац. Ну ты уж… таво, слишком уж! Да наш лидер, самый-самый-самый! И смелый и… красивый, ну в общем. Глянь… сам!

Фотографии Владимира Путина (148 фото)

Кац. А не-не-не… эт не то, блин! Во, шас — глянь!

http://4.bp.blogspot.com/-uq5YlPb3rL0/VqjpzHWU99I/AAAAAAAADlw/aH8yhD1P98Q/s1600/000000.jpg

 

Кац. Н-е-е-е… Снова… БЛИН!!! Вот… ф-у-у, наконец то!!!

http://myphotoarxiv.narod.ru/Putin.jpg

Хох. Да то он перед своими «поклонниками» такой весь из себя храбрый. А вот – глянь, каков он смельчак! Перед сильными мира сего!

Мэй не пожала руку Путину в Китае на форуме G20

Vladimir Eisbeil

4 months ago (edited)

Ну позалуста, тетенька, ну поздоловайся со мной… 🙂 В соответствии с нормами этикета, если встречаются мужчина и женщина, решение о рукопожатие должна принимать женщина. Именно она первая подает руку… а здесь Х.йло унизительно выпрашивает рукопожатие! …чтобы потом ватные СМИ обрезали начало сцены — гордо втирали козломордому стаду как с их лидером — здоровается мировая элита….. Тьфу, стыдоба… учитывая что Обама сегодня тоже — проигнорировал Х.йло… Видеофакт самое лучшее доказательство!

Кац. Н-у-у, подумаешь, ну случайность! И с кем-то не бывает-то!

Хох. Да уж — «случайность»! А вот — тоже, как сказал посетитель — видеофакт. Теперь уже с лидером маленького Израиля. Как говорят в таких случаях: «Мал да удал».

Нервные ноги Путина встретились с Биньямином Нетаньяху

Игорь Клейнер

1 year ago

Что у Путина с ногами? Похоже на нарушение деятельности базальных ганглий

Seroga Alex

Год назад

У Окурка геморой? Или глисты? Чего он как уж на сковородке ерзает….

Любомир Іваницький

Год назад

У Гитлера в конце войны руки трусились, у Путлера ноги ходуном ходят. Да за загубленые жизни ответить придется черту.

Хох. И туточки тоже ничо, харош… уж!

http://nc4.info/img/news/0a323cdb2f4b.jpg

 

Хох. Не правда ли, как с мальчиком?! Да, кстати — вот, из свеженького. Лично от Обамы.

Барак Обама о России: Она меньше и слабее

Хох. Вот… не скрою, мне — лично очень нравятся вот эти фотки…  Зрозуміло, ти Кацапчику, на мене будеш гримати! Но ведь, Вещдок, верно?

http://bi.gazeta.pl/im/c9/0e/11/z17886409IH,Wladimir-Putin-goscil-w-Moskwie-Xi-Jinpinga--prezy.jpg

Кац. Не ну это уж слишком… Туточки какой-то, потерянный… Тамочки чешет репу! Не, нехорошо эт все! 

Хох. Тю, а я только-но хотел спросить, типа: «Ну шо, опять переиграл всех, ась?!» Правда, «злые языки» чешут, что несколько миллиардов долляров таки потерял… по дороге пан Путин.

Кац. Ой… брось ты, ей-ей! Было бы про что!

http://vkrizis.ru/wp-content/uploads/2015/06/RTR3PXW7.jpg

Хох. Не… канешна — «сделка века», как-никак! От того и чешет… репу-то. Як то кажуть, у нас в Україні — «Не все сталося, як гадалося», от!

Кац. Ох-хо-хо, наговорил ты… кучу пакостей. Давай хоть музыкой… как-нибудь! 

Хох. Давай, китайская сойдет? Ага, вижу, кривишься?! А шо делать, жизнь такая)))

(продолжение темы следует)

не могу молчать ч. 7.549. Украина + ЕС (В Мире)

Share