не могу молчать ч. 7.525. Украина + ЕС! (Из Личного)

Корр. О, я смотрю, сегодня необычное начало?!

Art. Начало нашей публикации, действительно необычное. Зато наши прекрасные девушки в военной форме — стало уже явлением обычным. К сожалению.  nashna.polic.

Корр. Ну, а дальше, я понимаю всё традиционно? Будет и «Чистая Криминалистка»?

Art. Разумеется. Ну и, само собой — «Чистый Криминал».

Корр. А начинаем, по уже  сложившейся традиции…

Art. Ну что ж — традиции, это прекрасно. И, мы вновь на

«Страничка Полицейского»

Art. И, конечно же, тоже уже традиция — наша, новая полиция. новая.пол.украины.

Которая, кстати, уже пользуется большой, и наверное, заслуженной популярностью.

Корр. Ну, а теперь к делу?! Наверное мои вопросы, от «моего» же полицейского, «набили оскомину»? Просит дополнительных пояснений. Итак, рисованный портрет на основе словесного описания — ведётся ВЕСЬ сразу. А композиционный — то есть «фоторобот» — складывается, составляется из отдельных элементов?

Art. Да, и вот что любопытно. Сами сотрудники наших правоохранительных органов чаще всего называют любой вид исполнения такого портрета «составлением». Но не, например, хотя бы уже — рисованием. Ну, уж на худой конец — изготовлением.

Корр. Выходит, что по идее ему, то есть очевидцу в идеале следует создать такие условия, где он мог бы все элементы изображения СОЗДАТЬ, а не ВЫБРАТЬ из ему предложенного, уже готового?

Art. Да, именно. Ведь в чём «соль», так сказать, самого процесса, наверное всё-таки, изготовления портрета. Сам портрет, в котором мы должны сказать максимально много о человеке, минимальными средствами, это сложное ВЗАИМООТНОШЕНИЕ его составляющих. А не просто НАБОР оных. И вот именно в процессе «сборки», ВСЕ элементы портрета имеют одинаковое значение.

Корр. Ага, то есть, в механически собранном, нету по сути акцентов? Ну, хотя бы уже по принципу, о котором Вы ранее упоминали: «Наиболее информативная часть…». И так далее?

Art. Да. Хотя бы. И ведь не случайно в одном из последних моих участий в работе с информативным материалом о преступнике, представленного мне в виде очень низкого качества видео- и фото изображений, опытный сыщик, увидев как я одни элементы акцентирую, другие смягчаю, невольно заметил, что лично ему, с таким материалом, работать было бы удобнее. Поскольку, уже из такой подачи, становится понятно, чему можно доверять, как более достоверному. То есть, хотим мы этого, или не хотим, но в любом, например, изображении, всегда имеются элементы, в определённом смысле, главные и второстепенные.

Корр. То есть, по Вашему мнению, у рисованного портрета больше возможностей?

Art. Да, и я скажу более. Мне не раз приходилось, так сказать, уличать недобросовестных очевидцев в попытках дачи неправдивых сведений о внешних и характерологических особенностях описываемого лица. И вот, как раз принцип «сборки», даёт больше шансов очевидцу уйти от дачи правдивых показаний. Ибо скрыть свои намерения в процессе выбора из предложенного, проще, чем при свободном изложении впечатлений от увиденного. Как это ни кажется парадоксальным.

Корр. Но, наверное не всё так просто?

Art. Конечно, не всё. Здесь очень большую роль играет опыт и судебного художника, и представителей полиции, принимающих участие в этом процессе. Но, опять же, не следует сразу же усматривать в очевидце особу, явившуюся вас дурачить. Ведь и мотивы и причины, даже той же путаницы в показаниях, могут быть самые различные. Ну, а в ситуациях, когда очевидец определённо пытается ввести вас в заблуждение, я обычно использую такой простой приём, как предложение, направленное очевидцу, с просьбой ПОВТОРИТЬ показания, после того, как наберётся их достаточное количество.

Ведь возможности оперативной памяти, где в данном случае и происходит вся процедура воспроизведения, весьма ограничены. Наверняка и Вы знаете про все эти «магические» цифры: «ТРИ», «ПЯТЬ», «СЕМЬ». Собственно, они и являются тем самым показателем реальных возможностей нашей оперативной памяти.

Корр. Ага, то есть, эти отделы памяти способны оперировать с ограниченным количеством элементов?

Art. Верно. И, разумеется, в ходе беседы с очевидцем, необходимо удостовериться в своих подозрениях — насколько правдивы показания. И этот нехитрый приём быстро обнаруживает ложь. Можете не сомневаться, из целого ряда признаков, описываемых очевидцем, на каком-то из них он собьётся. Таких примеров у меня уже набралось достаточно.

Корр. А мне помнится, Ваш рассказ об очень трудном, по Вашей оценке, случае. Может приведёте его? Помните, о нежелании давать показания по убийству, совершенному с особой жестокостью?

Art. Да, история, и связанные с ней события — жутковаты, а вот как лично мне пришлось решать очень непростую задачу — весьма поучительно. И как раз, в этом случае, мотивы у очевидцев, не желавших давать показания, были очень серьёзные.

Корр. Так, расскажите. Если, опять же — не секрет?

Art. Да, собственно, я давно уже не делаю из своей практики секрета.

В то время я работал на кафедре рисунка. И как раз была пора, так называемых, экзаменационных просмотров. То есть, кафедра, всем составом ходила по аудиториям, смотрела выставленные экзаменационные задания и давала каждому из студентов оценку. На основании коллективно выработанного мнения. А точнее — путём простого голосования. В аудиторию, в которой кафедра ведёт просмотр, заходит лаборантка, и просит меня подойти к телефону. Говорит — из уголовного розыска, срочно.

Начальник уголовного розыска одного из районных отделений милиции просит срочно приехать. В районе убийство. С кафедрой всё разрешилось быстро, меня «пропустили» вне очереди. Приехали в райотдел милиции. По дороге мне рассказали суть — совершено убийство с особой жестокостью, пожилой женщины — инвалида. Но, тут возникла проблема. Соседи потерпевшей давать показания о внешних и иных характеристиках подозреваемых категорически отказываются.

Мотивирую это тем, что, якобы, и их жизнь находится под угрозой. Выслушав пояснения сотрудника уголовного розыска, я был вынужден принять мотивировку очевидцев, как вполне обоснованную.

А ситуация складывалась следующим образом. На одной из окраин города находится небольшой хуторок. В нём всего-то, несколько домов. А жилых из них, и того меньше. Остальные стояли просто заброшенными.

Корр. Ну вот, предлагают как пример. Подойдёт? старый.дом.

Art. Да, может быть.

В три из этих домов, ближе к вечеру, стучали в двери двое молодых людей, по виду напоминающие цыган. Задавали какие-то ничего не значащие вопросы, и получив отрицательный ответ, уходили. Через несколько минут трое женщин, проживающие в разных домах, услышали крики своей соседки о помощи. Женщины побежали на крик и успели увидеть, как при их появлении, из дома выскочила, вроде бы, та самая пара молодых людей, похожих на цыган. Сама же соседка, звавшая на помощь, рассказала, что двое молодых людей накинулись на неё и стали душить. Но, женщина успела поднять шум, а появившиеся соседи спугнули нападавших. По словам потерпевшей, молодые люди во время глянули в окно.

А далее события стали развиваться вопреки признанной сыщиками логике. Перепуганная женщина сразу же позвонила в милицию и своим родственникам. Рассказала им о своих страхах. Родственники пообещали на следующий день приехать. А сотрудник милиции, находившийся в то время на дежурстве, на основании заявления потерпевшей, прибыл к ней домой, оформил всё соответствующим образом, зарегистрировал данное происшествие и… уехал.

Из прошлой практики известно, что особа, совершившая неудачную попытку убийства, таковую, как правило, уже не повторяет, руководствуясь примитивным здравым смыслом. За исключением тех случаев, когда жертва «заказана» и такие попытки могут совершаться многократно. Но, данный эпизод явно не соответствовал теме «заказняк». Так что, исходя из этой логики, сотрудники милиции не предприняли никаких мер упредительного, защитного характера. Однако… приехавшие на следующий день родственники потерпевшей, обнаружили её со следами насильственной смерти.

Корр. Но Вы говорили о каких-то отягчающих обстоятельствах, говоря юридическим языком (видите, как я росту), которые сопровождали сам факт убийства?

Art. Да, действительно, было такое.

По словам сыщиков, убийцы крепко поиздевались над несчастной женщиной, инвалидом от рождения, плохо передвигавшейся из-за врожденного дефекта ног. Они душили её подушками, прыгали по телу, ломали ей кости. В общем, как обычно говорят, «отвязались по полной». По утверждениям сотрудников розыска, двое молодых цыган были в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Так что, можно себе представить, что творилось в их головах.

Корр. Ну вот, ребята нашли работу художника. Как Вы думаете, соответствует?бред.в.голове.

Картина Ж.-М. Баския «Затуманенные головы»

Art. Думаю, вполне.

Вот, теперь мы и дошли до мотивации очевидцев на отказ от дачи показаний.

Логика проста — не сумели защитить соседку, завтра, та же парочка, придёт и к ним. Ведь, судя по действиям преступников, им всё, как говорится, «по барабану».

Корр. Ничего себе! Но, если судить по тому, что Вы мне показывали, получить желанную информацию всё же удалось.

zigane.1Art. Да, как видите. Это рисунок, выполненный на основании словесного описания, и фотография задержанного подозреваемого, который постарше.zigane.2.

Сыщики мало верили в то, что очевидцы «расколются», и порадуют нас крайне нужной информацией. Ведь очевидно, что эта пара представляет собой серьёзную опасность для окружающих. Я же исходил из той логики, что очевидцы прибыли добровольно в райотдел. И что-то уже сообщили следователю. Так что, о ПОЛНОМ отказе от сотрудничества речь не идёт. Теперь всё зависит от того, сумею ли я создать для очевидцев такую психологическую атмосферу, которая бы позволила нам, всё-таки, получить, жизненно важную информацию. Ведь уже понятно, что на свободе гуляет группа опасных особей. И, не исключено, что могут появиться и новые жертвы.

Корр. Вот как! И что…? Хотя, о чём я спрашиваю? Раз уж Вы помещаете очевидный результат, цель была достигнута?!

Art. Достигнута и, как видите, несмотря на все очевидные препятствия, даже во вполне приемлемом виде. zigane.4.Это уже рисунок и фотография подозреваемого, который помладше. Причём,  подозреваемый уверял, что он несовершеннолетний — 12 лет. zigane.3.И потому, сами понимаете — к ответственности со всей строгостью требования закона, привлечён быть не может.

Корр. Мда, что-то он не «тянет» на заявленные 12. Скорее, если уж 12, то зоны?

Art. Ну нет уж, судя по совокупности — берите очень выше.

Во всяком случае, материал был снабжён достаточно ёмким описательным сопровождением. Немедленно, с учётом возможностей того времени, размножен. И, что порадовало — он сходу дал результат. Один из участковых, получив эту информацию, узнал «своих» клиентов. Действительно, это оказались цыгане, часто, по информации участкового, отсутствовавшие.

И, что особенно важно, когда эти подозреваемые были задержаны, выяснилось, что на руках у этой группы были билеты на выезд в соседний, российский город. То есть, ещё пару-тройку часов, и «птички» бы улетели. А там уже — ищи-свищи. Как эта публика умеет прятать своих — мы знаем не понаслышке. И, в дальнейшем, по мере информации, стало ясно, что новые жертвы были бы неизбежны. За этой группой из пяти человек, числился не один «мокряк». Причём, прав был участковый — в разных городах СССР. Преимущественно в близлежащих от места постоянной дислокации. И, как правило, жертвами были люди, не способные к какому-либо сопротивлению. В данном случае — инвалид, лишённый возможности даже избежать контакта с покушавшимися на её жизнь.

Корр. Да, ну а как же, всё-таки, Вам удалось добиться результата?

Art. Постараюсь последовательно изложить порядок своих основных действий.

Первичную информацию и о самом происшествии, и об очевидцах, мне сообщили сыщики уже по дороге в райотдел. Затем, уже уяснив предстоящие мне трудности, в процессе самого допроса, я начал потихоньку «раскачивать» ситуацию, стремясь, для начала, смягчить напряжение. Ведь для очевидцев, в непосредственной близости от которых лишили жизни соседку, настроенных, кстати, агрессивно, речь по сути, в их представлении, шла и об их жизни. И не менее. И, что особенно их мотивировало на отказ давать нужную нам информацию, потерпевшая-то поставила в известность правоохранителей. Но, это её не спасло. Поэтому я, зная не понаслышке, насколько женщины более чувствительны к чужому горю, аккуратно пояснил им, что не исключено, что сейчас где-то происходит то же самое. И очень бы не хотелось становиться, и мне в том числе, некоей косвенной причиной вероятной трагедии. Могущей произойти с таким же человеком, как и та самая соседка.

Корр. И это, по Вашему, помогло?

Art. Ну, не только этот аргумент. Ведь разговор шёл довольно долгий.

Для меня решающее значение имел поиск, так называемого, общего комфортного психологического поля. Поэтому, первые темы обсуждаемые нами, были посвящены простым житейским вопросам. А из опыта я знал — ничто так не сближает людей, как наличие чего-то общего. И, уже где-то на третьей тематической волне, произошёл переход к нашей, болезненной. Конечно, с учётом сумеречной, почти ночной освещённости, и кратковременности контакта, нам всё же удалось получить результат не из самых плохих. Впрочем, видите сами.

Корр. Да, пожалуй. Ведь преступники же задержаны?!

Art. Задержаны — в крайне оптимальные сроки, да ещё с учётом всех перечисленных сложностей…

И, в заключение, как и обычно, резюмирую. Представленные рисунки и фотографии не могут служить основанием для обвинения или оправдания изображённых на них особ, в совершении преступления. А служат лишь иллюстрацией к изложенному материалу.

Корр. Тогда ничего более не остаётся… Да, кстати, не забыли — у нас не завершена ещё и предыдущая тема «Чистого Криминала»? В следующей публикации — продолжим?

Art. Обязательно. Нам и кроме этого ещё есть что и рассказать. Да и показать. А к музыке, наверное, уже можно и перейти.

Корр. О, предлагаете немного полегкомысличать?

Art. Да это не я — а наша молодёжь. Да, пожалуй, стоит их и послушать. Не всё же серьёзничать)

https://www.youtube.com/watch?v=Zlot0i3Zykw

Taylor Swift — Red

(продолжение темы следует)

не могу молчать ч. 7.524. Украина + ЕС! (Из Личного)

Share