подрез ч. 1.

Звонок на мобильный телефон поздно вечером. Уже знаю — что-то серьезное.

Мне сообщили, что свидетель нападения на молодого цыгана ожидает в районном отделении милиции — с ним проводят все необходимые оперативно-следственные действия. Цыгану был нанесен удар ножом в область боковой части живота. И нужна моя помощь.

За мной заехали, и через 10 минут мы, уже в присутствии двух сотрудников милиции, допрашиваем свидетеля. Он тоже цыган, правда совсем еще молодой. Говорит, что ему 17 лет. Но цыгане редко говорят правду о своем возрасте. Выглядит он, несомненно, гораздо младше, впрочем, часто они и сами не знают дату и год своего рождения.

Живет в одной квартире со своей бабушкой, по крайней мере так он заявил. Родителей не помнит.

Когда мы ехали в машине заместителя подрайонного отделения, то он признался, что свидетель многое просто замалчивает. На заданный ему милиционерами вопрос или отвечает весьма невнятно или ссылается то на плохую память, или на то, что плохо видел.

Садимся с молодым цыганом и начинаем беседу. По рассказу свидетеля на его товарища напал с ножом некий мужчина, сильно похожий на бомжа. Спрашиваю: «Так какова же причина нападения?» «А причины никакой и не было, — уверяет цыган». «Как это не было, — говорю я. А ну давай, рассказывай все по порядку. Все с самого начала и до того момента, когда уже в руке напавшего мужчины появился нож».

Я знаю, что если последовательно, настойчиво направлять рассказ допрашиваемого, все время стараясь уточнять по ходу рассказа все детали, неожиданно прерывая рассказчика, возвращаясь к некоторым деталям, как бы цепляясь за них, то он обязательно проболтается. И выдаст в конечном результате необходимую нам информацию. В данном конкретном случае — причину конфликта. А именно конфликтная ситуация и привела к появлению ножа. И конфликт там имел место. Я в этом был абсолютно убежден.

И свидетель, представьте себе, потерял контроль над последовательностью изложения и, в конечном итоге, все таки проговорился. Вот как он описал ситуацию, видимо, более близкую к тому, что произошло на самом деле.

Он вместе со своим младшим товарищем, тоже цыганом, собирали металл на определенной территории. Естественно, для того, чтобы его сдать и заработать немного денег. Так он говорил: немного денег. А может не так уж и немного?

Парни проявили и ловкость и смекалку. Залазили в такие места, в какие более взрослому, более массивному человеку не добраться. Видимо набрали лома достаточно много. За целый день совершили не одну ходку до пункта приема.

Уже на завершении работы, после последней сдачи лома, парни стояли возле лужи и мыли руки. К ним подошли двое, уже не молодых, мужчин. По описаниям свидетеля, очень похожих на тех, кого принято называть «бомжами». То есть людей без определенного места жительства. По словам очевидца один из них был помладше — где то около 45 лет. Возраст другого был определен старше — лет 60.

Сорока пяти летний мужчина подошел, по словам свидетеля, к младшему цыгану и что-то ему сказал. Опять же, по словам свидетеля, младший цыган в ответ на слова 45-летнего мужчины взял и ударил его по лицу.

Мужчина в ответ подошел к своему напарнику т.е. К 60-летнему, взял у него из рук простую хозяйственную сумку, вытащил из нее нож, подошел с ножом к младшему цыгану и ударил его в правую среднюю часть живота.

(продолжение следует)

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.