не могу молчать ч. 7.578. Украина + ЕС (В Украине) + (В Мире)

Хох. Ой… що то ти Кацапе, якийсь піднесено-прибитий, чи як там… уж і не знаю?! Із чого бо то?

Кац. Ну, ще б пак (во, як я по-вашому, скажи?!) От, 22 числа, оцьго місяця, 1941… «Фашистская Германия напала на нас, то биш СССР — ВЕРОЛОМНО, ПОДЛО, НЕОЖИДАННО, БЕЗ ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ…»

Хох. Ей, погодь, що то ти так, наче газету читаєш. Офіційним едаким тоном…  заспокойся, і давай, по суті, із посиланнями на джерела інформаційні, розбиратися — що й до чого. Ну і от — читай, слова від самого Георгія Жукова:

Как это было: 22 июня 1941 года в воспоминаниях современников

Георгий Жуков, генерал армии:

«В 4 часа 30 минут утра мы с С.К.Тимошенко приехали в Кремль. Все вызванные члены Политбюро были уже в сборе. Меня и наркома пригласили в кабинет.

И.В. Сталин был бледен и сидел за столом, держа в руках не набитую табаком трубку.

Мы доложили обстановку. И.В.Сталин недоумевающе сказал:

«Не провокация ли это немецких генералов?»

«Немцы бомбят наши города на Украине, в Белоруссии и Прибалтике. Какая же это провокация…» — ответил С.К.Тимошенко.

…Через некоторое время в кабинет быстро вошёл В.М.Молотов:

«Германское правительство объявило нам войну».

И.В.Сталин молча опустился на стул и глубоко задумался.

Наступила длительная, тягостная пауза».

Хох. От, а тепер подивись на оцей вислів.  Як на мене, краще і не скажеш!

 

Хох. Ну от, а тепер до головного. От, читай-но!

 

Германия вероломно, без объявления войны напала на Советский Союз

Усі фото із відкритих джерел

Еще и сегодня, большая часть населения на, так называемом, постсоветском пространстве, уверена, что Гитлер напал на СССР вероломно, без объявления войны. Так ли это? Об этом и идет речь в данной публикации.

 12.05.2017

21 — 22 июня 1941-го. Как начиналась война Германии с СССР

Свидетельствует Валентин Бережков, советский дипломат:

«…в канун вторжения Сталин все еще надеялся, что сможет завязать диалог с Гитлером. В тот субботний день к нам в посольство в Берлине поступила из Москвы телеграмма, предписывавшая послу безотлагательно встретиться с Риббентропом, сообщив ему о готовности советского правительства вступить в переговоры с высшим руководством рейха и «выслушать возможные претензии Германии».

Фактически это был намек на то, что советская сторона не только выслушает, но и удовлетворит германские требования.

Однако Гитлера уже ничто не могло остановить».

«Он (Сталин — Авт.-сост.) был готов на большие уступки: транзит немецких войск через нашу территорию в Афганистан, Иран, передача части земель бывшей Польши.

Посол поручил мне дозвониться до ставки Гитлера и передать все это. Но меня опередил телефонный звонок: нашего посла просили прибыть в резиденцию Риибентропа».

Фото Википедия

Июнь, 21, поздний вечер

Министерство иностранных дел Германии

…из Берлина в Москву… передавалось по радио длинное зашифрованное указание от Риббентропа, датированное 21 июня 1941 года, с пометкой «совершенно срочно, государственная тайна, послу лично»:

«С получением этой телеграммы все материалы по шифрованию должны быть уничтожены. Рацию необходимо вывести из строя.

Пожалуйста, немедленно информируйте господина Молотова, что вам необходимо сделать ему срочное сообщение… Затем, пожалуйста, сделайте ему следующее заявление…

Пожалуйста, не вступайте ни в какое обсуждение этого сообщения…»

НОТА МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГЕРМАНИИ

СОВЕТСКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ от 21 июня 1941 года

МЕМОРАНДУМ

(Извлечение. – А. А.)

Верховное главнокомандование вермахта с начала года неоднократно указывало внешнеполитическому руководству рейха на возрастающую угрозу территории рейха со стороны русской армии и при этом подчеркивало, что причиной этого стратегического сосредоточения и развертывания войск могут быть только агрессивные планы. Эти сообщения Верховного главнокомандования вермахта со всеми подробностями будут доведены до общественности.

Если и было малейшее сомнение в агрессивности стратегического сосредоточения и развертывания русских войск, то оно было полностью развеяно сообщениями, полученными Верховным главнокомандованием вермахта в последние дни. После проведения всеобщей мобилизации в России против Германии развернуто не менее 160 дивизий.

Результаты наблюдения за последние дни свидетельствуют о том, что созданная группировка русских войск, в особенности моторизованных и танковых соединений, позволяет Верховному Главнокомандованию России в любое время начать агрессию на различных участках германской границы.

Донесения об усилившейся разведывательной деятельности, а также ежедневные сообщения о происшествиях на границе и стычках между сторожевыми охранениями обеих армий дополняют картину крайне напряженной, взрывоопасной военной обстановки. Поступающая из Англии информация о переговорах английского посла Криппса с целью дальнейшего укрепления сотрудничества между политическим и военным руководством Англии и Советской России, а также воззвание бывшего всегда врагом Советов лорда Бивербрука о всемерной поддержке России в будущей борьбе и призыв к Соединенным Штатам сделать то же самое неопровержимо свидетельствуют о том, какую судьбу уготовили немецкому народу.

ОСНОВЫВАЯСЬ НА ИЗЛОЖЕННЫХ ФАКТАХ, ПРАВИТЕЛЬСТВО РЕЙХА ВЫНУЖДЕНО ЗАЯВИТЬ:

Советское правительство вопреки своим обязательствам и в явном противоречии со своими торжественными заявлениями действовало против Германии, а именно:

Подрывная работа против Германии и Европы была не просто продолжена, а с началом войны еще и усилена.

Внешняя политика становилась все более враждебной по отношению к Германии.

Все вооруженные силы на германской границе были сосредоточены и развернуты в готовности к нападению.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, СОВЕТСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ПРЕДАЛО И НАРУШИЛО ДОГОВОРЫ И СОГЛАШЕНИЯ С ГЕРМАНИЕЙ. НЕНАВИСТЬ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ МОСКВЫ К НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМУ ОКАЗАЛАСЬ СИЛЬНЕЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗУМА.

БОЛЬШЕВИЗМ — СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВРАГ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА.

БОЛЬШЕВИСТСКАЯ МОСКВА ГОТОВА НАНЕСТИ УДАР В СПИНУ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ГЕРМАНИИ, ВЕДУЩЕЙ БОРЬБУ ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ.

ПРАВИТЕЛЬСТВО ГЕРМАНИИ НЕ МОЖЕТ БЕЗУЧАСТНО ОТНОСИТЬСЯ К СЕРЬЕЗНОЙ УГРОЗЕ НА ВОСТОЧНОЙ ГРАНИЦЕ. ПОЭТОМУ ФЮРЕР ОТДАЛ ПРИКАЗ ГЕРМАНСКИМ ВООРУЖЕННЫМ СИЛАМ ВСЕМИ СИЛАМИ И СРЕДСТВАМИ ОТВЕСТИ ЭТУ УГРОЗУ. НЕМЕЦКИЙ НАРОД ОСОЗНАЕТ, ЧТО В ПРЕДСТОЯЩЕЙ БОРЬБЕ ОН ПРИЗВАН НЕ ТОЛЬКО ЗАЩИТИТЬ РОДИНУ, НО И СПАСТИ МИРОВУЮ ЦИВИЛИЗАЦИЮ ОТ СМЕРТЕЛЬНОЙ ОПАСНОСТИ БОЛЬШЕВИЗМА И РАСЧИСТИТЬ ДОРОГУ К ПОДЛИННОМУ РАСЦВЕТУ В ЕВРОПЕ.

Берлин, 21 июня 1941 года

(Текст Меморандума полностью см.: http://new-history.narod.ru/Blank_Page_62.htm

Июнь, 22

Министерство иностранных дел Германии

…в 2 часа ночи… [Деканозову] сообщили, что Риббентроп примет его в 4 часа утра в министерстве иностранных дел. Там посол, являвшийся одновременно заместителем комиссара по иностранным делам, палачом и порученцем Сталина, был, подобно Молотову в Кремле, просто сражен услышанным. Доктор Шмидт, присутствовавший при этом, описывает эту сцену следующим образом:

«Я никогда не видел Риббентропа столь возбужденным, как за пять минут до прибытия Деканозова. Он нервно ходил туда и обратно по своему кабинету, подобно загнанному в клетку зверю…

Деканозова ввели в кабинет, и он, вероятно ни о чем не догадываясь, некстати протянул Риббентропу руку. Мы сели и… Деканозов по поручению своего правительства начал излагать конкретные вопросы, требовавшие разъяснения. Однако едва он заговорил, как Риббентроп с окаменевшим лицом прервал его:

«Теперь это неважно…»

После этого надменный нацистский министр иностранных дел объяснил, какой вопрос теперь самый важный, вручил послу копию меморандума, который Шуленбург зачитывал в это время зачитывал в Москве Молотову и сообщил, что в данный момент немецкие войска предпринимают «военные контрмеры» на советской границе. Ошеломленный советский посол, по словам Шмидта, «быстро взял себя в руки и выразил глубокое сожаление» по поводу такого оборота событий, за что он возложил всю вину на Германию. Затем «он встал, небрежно поклонился и покинул комнату, не подав руки».

Из протокола допроса генерал-фельдмаршала Кейтеля (17 июня 1945 г.):

«Я утверждаю, что все подготовительные мероприятия, проводившиеся нами до весны 1941 года, носили характер оборонительных приготовлений на случай возможного нападения Красной Армии. Таким образом, всю войну на Востоке в известной мере можно назвать превентивной… Мы решили… предупредить нападение Советской России и неожиданным ударом разгромить ее вооруженные силы. К весне 1941 года у меня сложилось определенное мнение, что сильное сосредоточение русских войск и их последующее нападение на Германию может поставить нас в стратегическом и экономическом отношениях в исключительно критическое положение… В первые же недели нападение со стороны России поставило бы Германию в крайне невыгодные условия. Наше нападение явилось непосредственным следствием этой угрозы…»

Июнь, 22

Из воспоминаний Валентина Бережкова, советского дипломата:

«Война бушует. В кабинете Сталина тишина. Все ждут результата разговора с германским послом.

Молотов отправляется к себе, дает распоряжение позвонить Шуленбургу. Тот не торопится с прибытием в Кремль. Теряется драгоценное время.

Наконец посол появляется и на вопрос Молотова отвечает:

— Это война. Германские войска перешли границу СССР по приказу фюрера…

— Мы этого не заслужили, — вот все, что может ответить послу нарком…

Сообщение Молотова: «Это война!» воспринимается находившимися в кабинете Сталина как гром среди ясного неба».

С этого момента Вторая мировая война вступила в новую фазу: Германия начала войну со своим бывшим союзником — Советской Россией, а для народов СССР началась Великая Отечественная война, ответственность за которую несут Иосиф Сталин и Адольф Гитлер.

Из книги В. Суворова «Святое дело»:

…Геббельс выступил с заявлением по радио 22 июня 1941 года в 5.30 утра. А за полтора часа до этого, ровно в 4 утра, имперский министр иностранных дел И. фон Риббентроп вручил заместителю Народного комиссара иностранных дел СССР В.Г. Деканозову меморандум, в котором были изложены причины нападения Германии на СССР. Вручение этого меморандума явилось актом объявления войны.

О том, что меморандум был вручен, и именно в 4 утра, мы теперь знаем благодаря научному подвигу мужественного историка Юрия Георгиевича Фельштинского. Это он разыскал соответствующие документы и в 1983 году их опубликовал в сборнике «СССР — Германия. 1939-1941».

Нас десятилетиями приучали к формуле «вероломно без объявления войны», а теперь даже Министерство обороны РФ в своем центральном органе вынуждено признать: Германия войну объявила («Красная звезда», 25 ноября 1998г.). Та же газета в номере от 23 июня 2001 года уточняет: «Официальные обвинения в адрес СССР зазвучали в меморандуме, врученном министром иностранных дел рейха Риббентропом советскому послу в Берлине 22 июня 1941 года в 4 часа утра».

Правда, интересно: нам твердят о выдумках Геббельса, но ведь Геббельс всего лишь агитатор, пусть и очень высокого ранга, вроде нашего Щербакова. Наше внимание отвлекают на пропагандистское выступление Геббельса, оставляя в тени официальный документ Риббентропа.

Но и Риббентроп действовал не по своему хотению, а по приказу правительства Германии. Меморандум Риббентропа — не личные проделки, не самодеятельность, а правительственный документ экстраординарной важности.

В чем же важность? Да в том, что нам объявили войну, в чем-то обвинив. И вручили официальную бумагу с обвинениями. Так неужели народ, потерявший в этой войне десятки миллионов, не имеет права знать, в чем же его обвинили, по какой причине на него напали?

Возникают и другие вопросы. Почему нам полвека врали о том, что война не была объявлена? Почему никогда не вспоминали тот меморандум? Кстати, где он сейчас? Почему его не показывают? Что в нем содержится?

В Интернете документ гуляет, в Президентском архиве сей документ пылится. Но правительство России его не публикует, не комментирует, не разоблачает и фальшивкой не обзывает.

Правительство Германии объявило войну Советскому Союзу и на десятках примеров свои действия объяснило, как единственно возможные в сложившейся ситуации. Почему же никто на это не реагирует? Чем вообще занимаются Министерство обороны, Генеральный штаб, Министерство иностранных дел, Академия наук, Академия военных наук, Институт военной истории и прочие структуры со столь громкими именами?

Почему молчали наши гениальные полководцы?

Почему Жуков в своих мемуарах на много страниц расписывал переговоры делегаций СССР, Великобритании и Франции, к которым он лично никакого отношения не имел, но ни слова не сказал о том, что германское правительство, совершив нападение, чем-то свои действия обосновывало? Ведь к началу войны Жуков был начальником Генерального штаба и ему — кому же еще? – надо было после войны давать отповедь брехунам, если в меморандуме германского правительства содержалось вранье.

И современные российские генералы притихли. Вас, граждане генералы, ваших отцов и дедов обвинили в преступлении, а вы молчите. 10 лет молчите, 20, 30, 50, 70…

Удивляет и другое: если война великая, справедливая, освободительная, то зачем хитрить? Зачем искажать правду, скрывать и прятать документы? И почему великая война окутана, опутана, оплетена ложью?

Почему наши правители извращали и продолжают извращать историю войны с первого ее мгновенья, прямо с 4.00 утра 22 июня? Почему наши правители, описывая начало войны, заврались так, что превзошли самого Геббельса?

На все эти вопросы может быть только один ответ: на обвинения германского правительства, изложенные в меморандуме, товарищу Сталину и другим кремлевским товарищам возразить было нечего ни ранним утром 22 июня, ни 10 лет спустя, ни 20, ни полвека…

Было бы что сказать в ответ, давно сказали бы.

Но крыть было нечем. Потому вместо возражений товарищ Сталин заявил, что Советский Союз ни в чем не виноват, обвинений ему никто не предъявлял, никакого меморандума он от германского правительства не получал. Тут же была введена в оборот ходовая формула «вероломно без объявления…» И десятилетиями повторялось: без объявления, без объявления, без объявления…

Кац. Ой, та я тобі… знаєш скільки отаких… можу, якщо треба! Отож все на нашу… миролюбну Расеюшку, блін! Наче одна тільки вона…

Хох. Та чого ж, не тільки. Усі гуртом, як то кажуть — вели, так би мовити, людство у… світле майбутнє, то біш у… прірву. От, давай но, на сьогодні першу частину отого матеряльчику. Ну, а потім — і другу, у наступному нашому виходу в Інет, згода?

Кац. Згода, згода — чом би… й ні (от, як я класно по вашому!)

Творцы неизвестной истори. О романе Эрика Вюйяра «Распорядок дня». Часть I

12 Июнь 2018 Семен Мирский 

Самая знаменитая литературная премия Франции, Гонкуровская, была учреждена в 1903 году, и мне кажется, что за сто с лишним лет своего существования эта премия еще не присуждалась книге, столь непохожей по всем параметрам на книги других лауреатов.

Семен Мирский о романе Эрика Вюйяра

Аудиозапись можно получить ЗДЕСЬ
Если коротко ответить на простой вопрос: “О чем книга Эрика Вюйяра “Распорядок дня”, получивший Гонкуровскую премию в 2017 году, то ответ вряд ли способен кого-либо заинтриговать, ибо тема этого романа без героя – это “аншлюс”, захват Австрии нацистской Германией в марте 1938 года.
Вот выдержка из решения жюри Гонкуровской академии:
“Распорядок дня” – история ошеломляющей мощи, рассказанная простым языком. На ста пятидесяти страницах небольшого формата Эрик Вюйяр показывает, как самые чудовищные катастрофы подкрадываются мелкими шажками, как начинался неудержимый ход Европы к пропасти, ее поглотившей.
Вот один такой “мелкий шажок”, мастерски описанный Эриком Вюйяром. В ноябре 1937 года лорд Галифакс, возглавлявший британскую палату лордов, получает приглашение от рейхсмаршала Германа Геринга приехать поохотиться на его угодьях. Геринг знал, разумеется, что лорд Галифакс, как и его знатные предки, страстный охотник и твердо рассчитывал на то, что совместная охота, невиданная роскошь приема, изысканная еда, коньяк и шампанское позволят создать некое подобие близости и создадут атмосферу для доверительного разговора. Геринг действовал, разумеется, по поручению Гитлера, которого во всей этой затее с охотой интересовало только одно: как Великобритания поведет себя в случае захвата Австрии, а заодно и Судетской области, входившей в состав Чехословакии:

Обложка книги “Распорядок дня”

И вот Герман Геринг и лорд Галифакс приехали в Шорфхайде, земля Бранденбург, к северо-востоку от Берлина, на место совместной охоты. Нельзя сказать, что лорд совсем уж ничего не знал о Геринге, о его прошлом аса германской авиации в Первую мировую войну, о чрезмерной любви к пышным мундирам, о его депрессиях, пристрастии к морфию, вспышках невменямости и даже попытке самоубийства. Многое в облике Геринга кажется пожилому лорду довольно странным. Странной кажется кожаная куртка и торчащий за поясом кинжал, неуместными представляются сальные шутки, которые так любит отпускать старый солдат. Вглядываясь в лицо хозяина угодий, который вел “кабриолет”, лорд Галифакс догадывался, что одутловатое лицо Геринга, его шутки – не более чем маска, скрывающая жуткое нутро. Ну а потом была встреча с Гитлером, в беседе с которым лорд Галифакс, забыв о предупреждениях осторожного министра иностранных дел Энтони Идена, заверил фюрера, что правительство его королевского величества Георга Шестого не станет в принципе возражать против присоединения к Германскому Рейху Австрии, а также части Чехословакии – при условии, что это будет происходить без применения силы и с обоюдного согласия сторон.
Автор романа “Распорядок дня” Эрик Вюйяр слишком хорошо знает европейскую историю, чтобы утверждать, будто встреча на охоте Геринга с британским лордом и последующая беседа Галифакса с Гитлером были решающими факторами, которые открыли путь ко Второй мировой войне, но это несомненно был один из тех самых “маленьких шагов”, которые стали прологом всемирной трагедии, ибо до захвата Польши, воздушных налетов на Великобританию, вторжения во Францию и “плана Барбаросса”, то есть нападения на Советский Союз, был “план Отто”, кодовое название захвата Австрии, более известного под названием “аншлюс”, “присоединение”. А “распорядок дня” имел одну главную цель: убедить австрийское правительство в неизбежности захвата и в бесполезности сопротивления:
По приказу Гитлера вблизи австрийской границы начинаются крупномасштабные маневры запугивания. Фюрер вызывает к себе в ставку самых квалифицированных генералов и приказывает им начать приграничные маневры таким образом, чтобы ни у кого не осталось сомнений в близком вторжении на территорию Австрии. Известное дело: всевозможные уловки и хитрости были испокон веков частью искусства ведения войны, и тем не менее, не так уж легко представить себе генералов вермахта в качестве участников театральной постановки, включающей ревущие на полную мощность танковые моторы, пикирующие бомбардировщики и военные грузовики, снующие взад и вперед порожняком вдоль австрийской границы.

Эрик Вюйяр

Но это только часть картины. Гитлер вызывает к себе федерального канцлера Австрии Курта Шушнига и в присутствии Риббентропа и фон Папена предъявляет ему ряд ультиматумов, включающих требование “взаимных консультаций по международным проблемам, затрагивающим интересы обеих сторон”, назначение на пост министра внутренних дел Артура Зейсс-Инкварта, пропагандиста идей национал-социализма в Австрии, включение в правительство другого известного нациста, доктора Фишбёка, а также освобождение из тюрем всех участников антидемократического путча июля 1934 года, закончившегося убийством либерального канцлера, лидера Христианско-социальной партии Энгельберта Дольфуса.

Фото с сайта
Ультиматум, предъявленный Гитлером австрийскому канцлеру, заканчивался на откровенно издевательской, садистской ноте:
“Германский Рейх подтверждает свою приверженность идее независимости Австрии и уважение конвенции, подписанной в июле 1936 года”. 

Місто Лінц. Банери на будинках “Один народ – один рейх – один фюрер”

(Далі буде)

Кац. Ух, нарешті… Таке навіть читати і страшно і огидно.. Давай до музики вже!

(продолжение темы следует)

не могу молчать ч. 7.577. Украина + ЕС (В Украине) + (В Мире)

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.