не могу молчать ч. 7.574. Украина + ЕС (В Мире) + (В Украине)

Хох. Слухай-но… Кацапстане, що це за кумедію ти запропонував оприлюднити нашим помічникам, га?

Кац. А, та то… потім зрозумієш. А поки що — дивись…

Хох. Ну тоді, я буду на випередження, чур, я перший…! Читай…

Коваленко: Интересные данные приходят из США, а именно из штата Нью-Йорк и его агломерации Нью-Йорк –Ньюарк-Джерси 

ВВП штата Нью-Йорк продолжает бить рекорды, неприятные для показателей сверхдержавы под названием Россия. ВВП Нью-Йорка превысило ВВП Российской Федерации

Интересные данные приходят из США, а именно из штата Нью-Йорк и его агломерации Нью-Йорк –Ньюарк-Джерси. Дело в том, что ещё в 2016 году заговорили о том, что ВВП Нью-Йорка превысил ВВП не имеющий аналогов в мире сверхдержавы, занимающей 1/9 суши всей планеты, обладающей самыми большими запасами газа и пятыми в мире запасами нефти – РФ. Однако, в 2016, на самом деле, ВВП Нью-Йорка немного недотянуло до показателей сверхдержавы.

В действительности ВВП Нью-Йорка в 2016 году составило 1 трлн 275 млрд 137 млн долларов, в то время как ВВП РФ показал 1 трлн 283 млрд долларов. Таким образом, Нью-Йорку не хватило всего $5 млрд с копейками, что бы опередить Россию. Однако…

Однако, общий ВВП штата на 2016 год составил 1 трлн 487 млрд 998 млн долларов. Причём штат Нью-Йорк занимал лишь третье место по ВВП в рейтинге США, а первое принадлежало Калифорнии с $2,602 трлн. То есть, ВВП Калифорнии в 2 раза больше ВВП РФ? Но, не об этом же речь, не отвлекаемся!

Итак, согласно последней статистике, ВВП Нью-Йорка уже превышает $1.4 трлн. Чудесно, не правда ли? И это за два месяца до конца года. Но, хотите больше?

А больше то, что с учетом стабильного прироста ВВП, Нью-Йорка по расчетам правительства США в 2018 должен составить не менее $1,6 трлн!

Без нефти. Без газа. Без колоссальных территорий с неисчислимыми природными ресурсами.

Кац. Е-е-е, погодь… що то ти… От, Хохляндія, за тобою не встигнеш!

Дмитрий Чекалкин

9 год ·

#ПоребрикNews
Руководить Австрией будет 31-летний чувак. Он выиграл выборы. А россияне сдохнут в стране, которой руководят впадающие в маразм пенсионеры.
(Сталингулаг)

Хроники Дурдома:
«На Камчатке из-за карикатуры на Поклонскую подали заявления в полицию об оскорблении чувств верующих…»

Россияне не сдаются. Они на х… никому не сдались!

Россия дважды воевала с Чечней за право финансировать её из своего бюджета. И таки победила.
(Тётя Роза)

Трамп собирается в турне по Азии. На вопрос, заедет ли он в Россию, Трамп ответил:
— Заехать бы не мешало! Давно пора заехать, и как следует!
(Nasha Canada)

В России любые действия атеистов оскорбляют чувства верующих, а любые действия верующих оскорбляют разум атеистов. Предлагаю им всем написать друг на друга доносы и всем дружно сесть в тюрьму.

Пару лет назад Путин хотел вернуть евреев, не вышло. Теперь хочет вернуть ученых. Кто-то должен объяснить старику, что это одни и те же люди.

«В Ярославле начали проверку после сообщений о том,что директор интерната заставила детей пить мочу». КАК В ЭТОЙ СТРАНЕ НЕ МАТЕРИТЬСЯ? КАК?!
(Сталингулаг)

Росстат: «Россиянину требуется на питание 3729 рублей 10 копеек в месяц».
Меньше чем породистому коту в неделю. Совсем охренели!
(Сталингулаг)

На прямой линии с Путином. Бегущая строка: Житель Санкт-Петербурга студент Родион Раскольников интересуется, когда наконец будет достойная пенсия у российских стариков.

Хох. Ну от, а тепер твоя, так би мовити черга. Так що… е-е-е, Кацапстан… чи як вже… Ти же теє, шось обіцяв, начебто, якусь компру накопав на нас, Хохлов, чи як…?

Кац. Хе, що, не по собі тобі… Хохляндія…?! Ну от, таки да, накопали, усім гуртом, блін! Ось, читай! Правда, чиста-чистісінька, ги-ги-ги… Свіженьке таке. От тому ви і, теє, бідні, бо… Ну, сам розумієш!

«В МВД завозили по $200-500 тысяч»: скандальное интервью экс-начальника полиции

20 декабря 2017, 15:58

Все фото с сайта

О том, с чем бывший доброволец и командир батальона «Киевщина» столкнулся на должности руководителя полиции Луганщины, о сломанных и действующих схемах в правоохранительных органах и «скоропостижной» реформе Юрий Покиньборода рассказал в откровенном интервью заместителю шеф-редактора «Обозревателя» Анне Молчановой. Неординарная ситуация: человек, прослуживший 25 лет в системе, рискнул сделать столь резкие и серьезные заявления.

Первую часть интервью можно прочитать тут.

В июле 2015 года батальон «Киевщина» вошел в состав полка «Миротворец». Покиньбороду забрали в МВД — назначили начальником Департамента организации деятельности подразделений милиции особого назначения. Однако уже через четыре месяца его снова «бросили» на прифронтовую Луганскую область.

19 декабря 2013 года, во время Майдана, Юрий Покиньборода уволился из ОВД, вышел на пенсию.
Добровольно вернулся весной 2014 года и 2 мая стал командиром батальона «Киевщина» (создан в апреле 2014 в структуре Главного управления МВД Украины в Киевской области) – отправился на восток.
В июле 2015 года батальон вошел в состав полка «Миротворец», а Покиньборода был назначен на должность начальника Департамента организации деятельности подразделений милиции особого назначения МВД Украины.
В октябре 2015 г. возглавил милицию (потом – полицию) Луганской области.
В мае 2016 его забрали в Киев и назначили начальником управления Департамента по выявлению опасных материалов и экологических преступлений.
В июле 2017-го уволился из Национальной полиции.

— Почему вы согласились вернуться в Киев? Признайтесь, хотелось на теплое место?

— Первое — был приказ. А второе — я понимал, что на должности руководителя департамента смогу больше сделать для ребят, для батальонов.

— В общем, я переформатировал департамент, мы начали работать, и тут приезжает Тука.

— Георгия Туку незадолго до этого назначили главой Луганской военно-гражданской администрации.

— Именно так.

Тука сразу перешел к делу, сказал: «Мне нужен начальник полиции. Честный, который сможет спину прикрыть»
Я ему говорю: «Слушай, меня только что назначили, что я людям скажу? Вы на меня рассчитываете, а я к Туке поеду? Как это будет выглядеть?»

Я пошел к замминистра Сергею Анатольевичу Яровому (сейчас — первый заместитель главы МВД. – Ред.), он курировал наш департамент. Сказал ему, что хочу посоветоваться и рассказал о предложении Туки. Яровой мне: «Ну, я же вижу, что хочешь». Я не стал отрицать.

Яровой сказал, что Арсен Борисович не любит, когда кого-то «назначают» со стороны и порекомендовал мне самому поговорить с министром. Встретились, я описал ситуацию. 

— И что сказал Аваков?

— «Хорошо, посмотрим». Потом меня вызвали к президенту. С Порошенко мы до часу ночи общались, а утром полетели с ним в Северодонецк.

— О чем вы разговаривали с президентом?

Основное – то, как я вижу работу милиции в Луганской области. О других проблемах… Пока еще рано говорить.

Вот так абсолютно случайно – без денег, без взяток, без какой-либо «крыши» я оказался наверху системы МВД. Я бы, наверное, не пошел на этот шаг, если бы не одно «но». Я очень хотел на войну. Серьезно.

Я так хотел назад… Кабинетная работа сводила меня с ума. Хотелось к пацанам, снова окунуться в ту атмосферу. Хотелось на передовую. Тоска страшная, разрывало на молекулы
В течение дня, когда бегаешь, решаешь проблемы – еще ничего, а только приедешь домой…

Так что, когда услышал предложение Туки, сердечко екнуло. Признаюсь. Я понимал, что уже не буду комбатом, тут другой фронт работ — но все же…

Перед отъездом мне Аваков сказал: «Юра, не подставься хотя бы две недели». Не знаю, что он имел в виду. Может, конечно, не хотел, чтобы ему было стыдно за такого идиота.

Я спокойно отреагировал, улыбнулся и поехал.

— Не восприняли всерьез эти слова?

— Воспринял.

Вообще, служба в Луганской области дала мне колоссальный опыт и понимание того, что происходит. В том числе и в стране.

Когда ты «просто» боец, то видишь одну картинку – что происходит рядом с тобой. Когда ты командир батальона – что происходит в зоне твоей ответственности, по всем блокпостам. Когда начальник департамента МВД, видишь общую картину — где находятся твои подразделения, чем они занимаются. На каждой ступеньке ты видишь абсолютно другое.

А когда я стал начальником УВД… До этого я не командовал даже райотделом
Но благодаря тому, что я служил более 20 лет, то, конечно, понимал структуру. Понимал, кто и чем занимается.

В общем, приехал я на новое место службы и принял решение жить в кабинете. Это был самый разумный вариант: особых денег снимать номер в гостинице или квартиру не было, да и в плане безопасности так проще.

Я понимал: мои действия будут многим мешать. И СБУ, и прокурорским, да и нашим милицейским сотрудникам. Понимал, что нужно ограничить места, где меня могут подставить или пристрелить
Насчет физической угрозы со стороны «чужих»… В процессе службы у меня были распечатки телефонных разговоров сепаратистов: они активно обсуждали, где я живу и т.д. Не знаю, может меня хотели запугать, может действительно готовились к активным действиям – меня в тот момент это мало волновало.

— Война, территория АТО, вы – «главный полицейский». Сколько человек вас охраняло?

Безопасность предыдущего начальника УВД обеспечивало более двадцати человек, у меня же охраны не было. Уже в самом конце службы в Луганской области ко мне присоединился один человек, который ездил со мной в качестве охранника. Но там была негативная информация, нужно было принимать меры.

А так я и пешком ходил — без сопровождения. За продуктами в супермаркет и т.д. Многие сотрудники делали круглые глаза: как это – начальник УВД и сам за продуктами?

Я как-то спросил: «А что, бывший начальник сам в магазин не ходил?» Они ответили: «Не-е-ет, ему всё БЭП привозил!»

— «Весело». Кстати, как обустроились в апартаментах?

— Иронизируете? Кабинет мне достался от бывшего начальника УВД Луганской области Анатолия Науменко. Там для него сделали туалет, душ, умывальник… А в небольшой комнатке как раз поместилась кровать (я попросил, чтобы дали из общежития).

Для меня, после всего того, что было на передовой, а бывало всякое — мог спать на земле, на полу – это просто пятизвездочный отель!
Но расскажи кому-нибудь, что начальник УВД два месяца стирает вещи в ведре – никто не поверит (смеется). Стиральную машинку я смог купить только через два месяца.

Кабинет и комната отдыха начальника полиции Луганщины

Рабочий день у меня был неограничен. Бывало, что последние посетители выходили от меня и в 12, час, два ночи.

— С какой главной проблемой вы столкнулись, возглавив УВД?

— Самой большой проблемой была кадровая. Замы у меня были еще от Наума. Я понимал, что их нужно убирать, спустя время мне представилась такая возможность.

Это был «перевод» милиции в полицию — все сотрудники были выведены за штат. Я собрал заместителей и сказал: «Ребята, вы мне не нужны».

— Как они отреагировали?

— Фыркнули и ушли.

Единственный, кого я оставил из той команды – Сергей Комиссаров. Это была моя ошибка
Оставил его из каких соображений. Первое: Комиссаров был главой ликвидационной комиссии — а это передача материального имущества из милиции в полицию, он владел всей информацией. Второе: он много наворовал и я не хотел далеко его отпускать. Хотел «довести» Комиссарова до суда.

— Хотеть и сделать — все-таки разное. Сейчас он руководит полицией Луганской области. Какие вообще действия вы предприняли — помимо увольнений?

— Нужно было быстро навести порядок и остановить разворовывание — это было первоочередной задачей. Я начал проводить аудит. Заставил таки работать аудиторский отдел.

— Сопротивление было?

— Колоссальное. Сотрудники очень боялись, но я все-таки смог некоторых убедить, и мы начали работать. Мы потихоньку начали выявлять воровство материальных средств.

Через месяц-полтора я уволил главного бухгалтера – всплыло много всего. Нашел нового начальника управления финансового обеспечения.

Перевел бухгалтерию на себя. Сидел, копался в документах, разбирался во всех статьях расходов в управлении милиции области… Никто из начальников УВД обычно этим не занимается, для этого есть замы.

Я дал команду – не трогать бухгалтерию, она подчинялась только мне. У меня не было другого выхода. Доверял только себе
Я знал, сколько мы получаем денег и на что в первую очередь их нужно тратить. Начал закупать бумагу. Вы знаете, что такое бумага в полиции?

— Знаю, что ее всегда просят. Как и другую «канцелярку».

— Пока я был начальником УВД, мы закупали ее в полном объеме. До этого все деньги раз-во-ро-вы-ва-ли! А ведь на канцелярию выделялись миллионы.

Далее. В 2015 году было выделено три с половиной миллиона гривен на ремонт милицейских автомобилей. И вот сидим мы на совещании, я говорю начальникам райотделов: «Встаньте, у кого в течение года была отремонтирована хоть одна машина». Ни один не встал! Миллионы бюджетных средств ушли в никуда.

Такая же ситуация была и с питанием…

Они через свои фирмы в Харьковской области закупали продукты для обеспечения блокпостов и т.д. А это всё откаты, всё деньги
Когда мы провели первый тендер, я из тендерного комитета вывел некоторых людей и завел активистов. Чтобы это не было закрытым клубом. Чтобы люди видели, что мы покупаем. Понимаете?

Я сказал всем сотрудникам: «Кто хочет, приходите на тендерный комитет. Слушайте, снимайте на видео». Люди были в шоке.

Разобрался с бумагами, разобрался с ремонтом автомобилей. Мы начали приводить в порядок технику. А потом я добрался до бензина.

Это вообще болезненная тема!

Юрий Покиньборода в своей квартире на Отрадном в Киеве

— Ну, это не только в одном управлении полиции.

— Сто процентов. Сейчас расскажу интересную историю.

Логистика была уникальной: чтобы обеспечить автомобили милиции Луганской области топливом, нужно было гнать машину из Северодонецка в Киев. За талонами! А меня вызвали в Киев на совещание. Вот я и подумал: сделаю все одним махом – с меня корона не упадет.

Совещания, то, сё… Говорю водителю: забери меня и поедем за топливом. Я в джинсовой курточке, джинсах… Приезжаем в эту контору, я хожу с доверенностями…

А мне рассказывали, что там работает одна блондинка, которая не додает по 2-3 тонны бензина. И я попадаю как раз к ней.

Оформили, водитель пошел забирать талоны. Приходит, я ему говорю: «Пересчитываем». А там большой ящик с талонами – всего на 40 тонн – по 5,10 и 25 литров… Но делать нечего.

— И что в итоге?

— Нехватка на 1 800 литров. У меня, конечно, планка упала.

Я обычно спокойно разговариваю, но тут не выдержал и как заору: «Ты что, с*ка, решила заработать на нас? Мы же там на войне!»

Понимаете, меня достало: там фронт, тяжелейшие ситуации, а в Киеве – песочек, рюкзачки, бензин воруют… Ну, просто караул!
А эта блондинка не может понять, что происходит. Спрашивает: «Вы кто такой?!» Я ответил, что начальник УВД из Луганской области, и она сразу замолчала. Такого еще не было, чтобы приехал начальник и талоны считал.

В общем, нам быстро принесли недостающие талоны на топливо, а я ее предупредил: «Докладную я напишу. Но если еще раз такое произойдет, приеду, заберу на передовую и ты оттуда месяц вылазить не будешь. Никто не будет знать, где находишься. Тогда ты поймешь жизнь».

Я, конечно, доложил Константину Бушуеву (сейчас он замглавы Нацполиции. – Авт.)

— Был результат?

— Бушуеву было пофиг. Он, наверное, тоже с этого имел.

Вернулись мы в Луганскую область — начал разбираться с бензином. А у меня уже была информация, что когда из райотделов приезжали забирать талоны, то по бумагам положена тонна, а на руки выдавали 500 литров. Половину! Расписывались же за тонну.

— Это обычная практика? Массово?

— По всей Украине такая ситуация.

В общем, снимаю с должности урода, назначаю своего человека – тогда ко мне уже начали переводиться из батальонов.

Но я его сразу предупредил: «Если хоть один литр уйдет на сторону или кто-то чего-то не получит – я тебя просто расстреляю. Хоть ты мне и друг»
И все обалдели. Приезжают за топливом: тонна положена, тонну и получили. Более того, Когда мы все посчитали, свели баланс, то нашли еще излишек, который раньше тоже «тырили». Был бы у меня другой склад характера, продал бы бензин и положил деньги в карман. А так мы каждому райотделу (их было 15) добавили еще по 200-300 литров. Это ежемесячно — дополнительно к существующему лимиту.

— У полицейских был разрыв шаблона?

— Не то слово. Люди стали «прозревать». Помню, заходит один сотрудник и говорит: «Юрий Николаевич, я служу уже 20 лет, но мне впервые отремонтировали служебную машину, купили зимнюю резину, аккумулятор… Где всё это раньше было?»

А просто нужно не воровать 
Вячеслав Аброськин рассказывал мне, что когда возглавлял полицию Донецкой области, обеспечение было отличным. И с тем же топливом не было никаких проблем.

— Я не буду оценивать его слова. Я рассказал как есть по Луганской.

Приведу еще один пример по закупкам — техники. Как-то главбух (которого я потом уволил) принес мне на подпись документы. Мол, надо заключить договор с киевской фирмой на поставку сервера для бухгалтерии. Сумма – 199 тысяч гривен (если 200, то нужно было проводить тендер). Я ему сказал, что изучу.

Главбух вышел, я подошел к секретарю и попросил посмотреть в интернете, сколько стоит такой сервер. Она нашла в Северодонецке, кажется, за 120 тысяч. Есть разница?

— Внушительная. Особенно учитывая тот курс.

— Я пригласил представителей этой местной компании, выяснил характеристики и т.д. Оказалось, что такой мощный сервер нам и не нужен. Звоню в Киев, говорю нашим: мол, зачем? Можно другой и намного дешевле. Они мне категорично: программа Парус 8 может работать только на той конфигурации, что мы сказали.

Но я же не идиот: я давно с компами на ты — это мое давнее увлечение.

Но тут меня еще и предупреждают: «Если вы не купите тот сервер, что мы сказали, то будете нести ответственность». Я понимал, что могут удаленно зайти на наш «экономичный», завалить его, а потом сказать: «Покиньборода виновен». В общем, поскрипел зубами, но все-таки купил тот, что за 120. В Северодонецке.

Первое: это намного дешевле, чем в Киеве. Второе: заключил договор с местными, дал им заработать (в нормальном смысле). Третье — сэкономил время, так как компания взялась и обслуживать сервер. А на месте решать возникшие проблемы намного быстрее, чем через Киев. Четвертое: на оставшиеся деньги (а мне сразу перечислили из Киева ту завышенную стоимость сервера), купил принтеры и отдал их в райотделы.

Люди были в шоке. Но когда я в очередной раз приехал в Киев, то от начальства за такую «самодеятельность» получил по полной.

— Неудивительно. Юрий, вы привели несколько примеров, как «пилят» бюджет. Но есть и другие виды «заработка».

— Я рассказал далеко не о всех ситуациях. Такое происходило со всеми закупками — куда не ткни пальцем. Теперь по поводу «других денег».

Когда я только-только приступил к службе на должности начальника УВД, то стал объезжать районы, знакомиться с личным составом. И сразу сказал, что у меня минимум требований: служить честно, не брать взяток и профессионально работать, выполнять свой долг. Всё.

Я четко обрисовал свою позицию. Сказал, что я не с неба спустился, я такой же простой мент, как и они, и случайно оказался на должности начальника УВД. Но я действительно хочу изменить существующий расклад.

И я поломал схему сбора дани с сотрудников. Никто при мне больше не заносил. Где у меня была возможность поменять начальников, я их поменял.

Когда человека назначают на должность за деньги, то руководителя УВД (ГУНП) не волнует, как он их будет потом отбивать. «Новенькому» тупо назначается сумма – сколько он должен заносить наверх
А сколько сможет себе «накрутить» — это уже его личная проблема.

Когда я назначал новых начальников, то представлял их личному составу и говорил: «Назначен не за деньги и не будет требовать их от вас. Только честно работайте».

Естественно, не всех это устраивало.

Но большинство простых сотрудников выдохнуло. Увидев, что одна коррупционная ступенька «выбита» и на них уже никто не давит, стали заниматься реальной работой. Той, что должны.

Тут еще один важный момент.

Когда сотрудники «зарабатывают» самостоятельно, таких обычно и ловят. А тех, кто заносит наверх — нет. Они под прикрытием системы
Если вдруг на чем-то хлопнули «своего», сразу начинается «решалово» — с прокурорскими, СБУ…Круговая порука, которая подталкивает к новому нарушению закона.

Кстати, помимо того, что предупреждал своих подчиненных о недопустимости поборов, я встречался и с бизнесменами. Им также объяснял ситуацию и предупреждал, чтобы никто ничего не нес.

На вас, наверное, смотрели как на сумасшедшего.

Не верили (смеется). Был еще один показательный случай.

Как-то подошел ко мне сотрудник УВД и говорит: «Юрий Николаевич, тут таксисты приехали, не знают, как вам деньги передать». Я ему: «Хорошо, пусть зайдут».

В общем, это приехали со всей области руководители таксофирм. Собрались в моем кабинете, расселись… Был и мой зам по ГБ, руководитель ГАИ…

И я сказал: «Слушайте внимательно. Мне уже доложили, что вы собрали деньги и не знаете, как их мне занести. Первое: если только попробуете – выйдете отсюда в наручниках. Второе: я даю вам три месяца для того, чтобы вы привели в порядок, оформили документы на предпринимательскую деятельность, начали платить налоги в бюджет области и спокойно работать. Никто вас в это время трогать не будет».

— Начальнику ГАИ не стало плохо?

— Не-е-ет (смеется). Дело в том, что предыдущий «гаец» Росинец через пару недель после моего назначения просто ушел на пенсию. Понял, что нет смысла «работать», я не возьму деньги.

Нового руководителя ГАИ области я сразу предупредил: «Если только узнаю, что твои берут деньги на дороге и ты в этом участвуешь, готовься — я тебя «похороню»
Он, бедняга, был весь в поту.

А когда ко мне пришел начальник БЭПа (управление по борьбе с экономическими преступлениями. – Ред.) Звездин, я ему сказал: «Послушай, я ваше преступное сообщество пересажаю. Ты у меня первый пойдешь по этапу».

— Он тоже ушел на пенсию от греха подальше?

— Нет, быстро перевелся в Днепропетровск. А на его место пришел Белозеров, которого мы потом совместно с СБУ успешно реализовали и хлопнули на взятке.

И потом все как заерзали… Купранец в министерстве… (сегодня он замглавы Нацполиции — начальник департамента защиты экономики).

Ни в одной области не было такого, чтобы задержали начальника ОБЭПа – это така-а-ая кормушка!
Я мог ему сказать: чувак, каждый месяц кладешь мне на стол сто тысяч долларов – и он бы носил, поверьте.

— У вас ни разу не возникло соблазна?

— Анна, я вам открою один секрет: я очень спокойно отношусь к деньгам. Видел и чемоданы, набитые купюрами… Не было соблазна.

— Если говорить о коррупционных связях, на чем в прифронтовых областях еще могут заработать руководители полиции?

— Начальник не контролирует все коррупционные ниточки. За его спиной делается много, но вопрос не в этом. Руководитель имеет доход из источников, к которым не подпускаются обычные сотрудники.

Начальник райотдела должен завозить, например, 10 тысяч долларов в УВД. На территории области 15 районов, теперь считаем: в месяц уже 150 тысяч. На ровном месте.

Кстати, полный расклад — что, кому и сколько — есть на видео из кабинета Чеботаря.

Параллельно можно зарабатывать, если ты в теме с прокурорскими и сбушниками. Если занимаетесь общими делами, ты получаешь долю. С металла, леса, угля, контрабанды. С предприятий большого бизнеса, которые работают в области
Коррупция в регионе – это как стул на четырех ножках. Одна – это СБУ, вторая – полиция, третья – прокуратура, четвертая – руководство области. Подпилишь одну – стул будет стоять, но если две – упадет. Все эти структуры не могут самостоятельно зарабатывать, они должны быть в связке.

Например, лес. Его пилят, прокуратура крышует. Но везут-то лес по дорогам, а на них стоят менты. Тогда это были ГАИ и БЭП. И тут начальник полиции дает команду своим подчиненным: остановить и открыть уголовное производство.

И прокуратура берет в долю руководителя полиции: «На тебе 20-30-50 тысяч долларов в месяц, но пусть никто не останавливает машины». Потому что иначе ни «службисты», ни прокурорские не заработают.

Но я начал перекрывать эти каналы…

И вот наглядно — потоки. Таксисты дают деньги начальнику ГАИ, тот несет львиную долю начальнику УВД. К последнему также стекаются деньги с леса, металла, рынков… Он аккумулирует бабки, в конце месяца делит их и часть отдает в министерство. И я знаю, кто и какие суммы возил в Киев.

Ежемесячно в МВД только из Луганской области завозилось от 200 до 500 тысяч долларов. Так было ДО моего назначения
Не меньше половины руководитель управления оставлял себе. Вот и посчитайте доходы.

— Вы озвучили шокирующую информацию. Меня, кстати, всегда коробит, когда говорят, что правоохранительная система – это по сути ОПГ. Но…

— А я полностью согласен с этими словами. Но уточню: это не просто ОПГ, а одна из самых страшных организованных преступных групп. Потому что та же полиция вооружена, со всех сторон защищена законом и использует его против граждан. Она может любого человека переломать, перемолотить и выплюнуть.

Да, мне было бы проще, если бы я сидел в мягком кресле, завозил в министерство «лавандос». Был бы при должности и при погонах, получил бы генерала… Но я пошел против системы.

— Юрий, а вспомните воодушевление и надежду на реформирование полиции.

— Знаете, я как-то приехал к Хатии Деканоидзе, тогда она была главной Нацполиции. Зашел разговор и я ей сказал: «Не надо ездить в Канаду и просить с протянутой рукой деньги – на форму и т.д. Давайте поломаем руки тем, кто ворует и мы не будем унижаться. Вот сегодня у меня выявлено 12 миллионов разворованных средств».

Приезжаю в следующий раз – у меня уже 15 миллионов. Потом – 20, 22 миллиона… А Хатия меня спрашивает: «Как вы это всё находите?»

Я, конечно, все понимаю… Человек может не знать, но я ведь тоже не знал – пока не стал учиться.

Вопросов нет. Я говорю Хатии: «У тебя есть департамент аудита, он подчиняется Бушуеву. Но он твой зам по материальному обеспечению. Если он ворует, то потом сам на себя и должен искать? Так априори не должно быть! Департамент аудита должен напрямую подчиняться первому руководителю: ты даешь команду и они находят, где проворовался твой заместитель. Потом принимаешь решение: материалы в прокуратуру, суд, снять с должности, наказать и так далее. Простое решение проблемы».

Но она меня не слышала.

Хатия Деканоидзе
Фото: пресс-служба Национальной полиции

— На Деканоидзе многие тоже возлагали большие надежды.

— Ее нельзя было ставить начальником Национальной полиции — это было огромной ошибкой. Заместителем, чтобы она курировала свой проект — патрульную полицию — да. А к остальному Хатию нельзя было подпускать.

Это человек с улицы, который не знал, что такое вообще полиция. Хатия не знала элементарных вещей, о которых я даже не хочу рассказывать.

Хатии нужно было дать только патрульную полицию и она бы ее сделала. Она и так ее сделала, но через ж*пу. У нас всё делается через это место
Проект патрульной полиции — отличнейший, я его поддерживаю на все сто процентов. Но его надо было делать по-другому. Нельзя было торопиться.

Есть старая, добрая поговорка: «Кто спешит, тот людей смешит». Вот поспешили и теперь вся Украина смеется: с разбитых «приусов», с тупых полицейских, которые два слова связать не могут, с их действий… А все потому, что их не научили.

— А вы считаете, что патрульных можно было всему научить за три месяца?

— Можно, но не за три. На это нужно минимум полгода. Я же как бывший преподаватель рассуждаю, я знаю процесс подготовки (преподавал телохранителям в Госслужбе охраны и другим сотрудникам). Я прекрасно знаю, что такое курс обучения и зачем он нужен.

— Хорошо, какой ваш вариант?

— Первое: отобрали людей в патрульную службу — провели тесты. Отправляем их на полугодовую учебу. За это время у нас есть возможность провести по ним спецпроверку. Кто они, что они, чем дышат? Чем занимались до полиции?

А не так, как, например, с Зозулей (начальник Главного управления патрульной полиции в г. Киеве. – Авт.). Я не знаю, наркоман он или нет, но ходила информация, что он привлекался за наркотики.

Еще раз подчеркну: я не видел документов. Но ведь я не видел и по Трояну в базе «АРМОР» (информационно-поисковая система МВД) – а они были. И по Авакову та же ситуация – всё удалено. Так может и по Зозуле аналогично? За это обязательно будут нести ответственность те, кто удалял информацию, но я вряд ли до этого доживу.

В общем, за полгода обучения патрульных можно глубоко проверить. И потом часть людей бы отсеялась.

Еще один немаловажный фактор – программа обучения. Мы уже имеем погибших патрульных. Вспомните, например, случай на автовокзале в Днепре.

— Тогда преступник расстрелял экипаж патрульных.

— И это стало первой крупной потерей патрульной полиции.

На месте следователя прокуратуры я бы еще затребовал программу обучения. Что этим ребятам преподавали? Кто виноват в их гибели? Научили их правильно себя вести с подозреваемым или нет? Чему их учили – никто не знает.

Погибшие в Днепре полицейские — Артем Кутушев и Ольга Макаренко

Приглашали зарубежных инструкторов… Так чему они их научили? У нас есть базовая, первоначальная подготовка. Там всё расписано.

И самое важное – это наше законодательство. Наше украинское законодательство. Насколько хорошо его знают патрульные? А потом мы видим погоню за нарушителями и в результате — погибший гражданский. Несовершеннолетний.

— Вы о трагическом инциденте в Киеве, когда молодые люди на BMW проигнорировали требование полиции остановиться?

— Да, об этом. На выходе мы имеем смерть парня и уголовное производство в отношении патрульных. Но это всё следствие, а причина – оголтелая ситуация: давай бегом-бегом, потому что надо показать реформу. Вот мы и имеем такую реформу.

(Продолжение следует)

Первую часть интервью с Юрием Покиньбородой можно прочитать тут.

Хох. Ни фига себе…! Аж… на вашу мову занесло! Где взял, колись?! Хотя… понятно, по ссылке! Мда, и хочется шо то сказать…

Кац. Еге ж, а нема чого й казати. Так… як я тебе,  га?!

Хох. Ой-йой-йой, можно подумать, що у вас краще! Так ми, хоч якось, та рухаємося вперед!

Кац. Ну… ладно, а то я тебе не знаю, блін! Ти ж… У боржниках не залишишся, обов’язково «віддячиш»! Та ще й із командою помічників! Так що, давай до музики, а то ми і так, зі своїми чва-ра-ми… (Ти ля, як я по вашому то заговорив!))) Твоя черга… Хоча ні — моя сьогодні, хе-хе! Хоча би туточки я на випередженні… І от, ти гля… як вас, Хохляндія, американці окупували?!

Хох. Та то ще питання, хто, кого, і як!? Ладно, давай свій… вірніше, колективний — українсько-американський, так буде вірніше, номер!

(продолжение темы следует)

не могу молчать ч. 7.573. Украина + ЕС (В Мире) + (В Украине)

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.