мои друзья в Афганистане. война ч. 18.

А вот еще информация для тех, кто или не знает, или же уже не помнит некоторые особенности нашего, я имею ввиду, еще советского законодательства. С этой неприятной юридической нормой мне пришлось столкнуться в своей реальной жизни еще при советской власти, в те, уже далекие, 70-е годы существования СССР.

В нашем, тогдашнем законодательстве, была весьма любопытная (наверное понятие «любопытная» для юристов, а не для тех пострадавших, которые сталкивались с этим явлением в реальной жизни) особенность в тех случаях, когда одна из сторон вынуждена просить суд о так называемом «принудительном размене квартиры». То есть, стороны мирным путем не договорились, одна из сторон остается без жилья, и вынуждена просить суд о «принудиловке».

Так вот, в соответствии на то время законом, оказывается, что сторона, которая не хочет добровольного размена, может отказываться от предложенных ей вариантов принудительного размена дважды. И только лишь на третьем, разумеется, организованном лицом, заинтересованном в «принудиловке» варианте, суд и совершает эту вот «принудиловку». Так ведь есть еще и апелляционный, Верховный суд. И там еще, желающего принудительного размена, могут ожидать неприятные повороты в решениях этих судебных инстанций.

Когда я, наконец то, получил такое желанное для себя решение суда (признаюсь — не без помощи своих приятелей-юристов), и уже это решение вошло в силу, тогда уже настала такая процедура, как «принудительное переселение», моей бывшей супруги. Разумеется, с той стороны делалось все, что только было возможно (а возможно было всё, как показала практика наших советских реалий, для стороны, не желающей выселяться).

Я тогда пять раз!!! нанимал грузовик и грузчиков для осуществления этой «принудиловки». И заверения судебного исполнителя, который легкомысленно заявлял мне, что все буде классно — если что, то он «вызовет милицию, и нарушитель закона получит 15 суток», все это оказалось лишь разговорами и благими намерениями, так сказать.

Судебный исполнитель со всеми своими милициями оказался бессилен перед дуростью и наглостью, которая ему была противопоставлена. А ведь все в принципе просто. Знакомые юристы пояснили противной стороне, что ей, моей бывшей супруге — ничего не грозит. Она может делать все что угодно. В общем, закон оказался в этом случае пустыми, ни к чему не обязывающими словами.

И мне пришлось прибегать к другим мерам воздействия, направленных на выход из этой тупиковой ситуации — я уже несколько лет, как говорится, ютился по различным снимаемым «углам», комнатам и прочее. Но выход я нашел, опять же, обойдя те формальности, которые стояли на моем пути. Все решилось мирно и без, так сказать, «крови».

А у меня был один знакомый — уже не молодой мужчина, который так и не дождался «принудиловки». Умер от инфаркта, в чужой квартире — уж слишком много переживаний, связанных с этой «принудиловкой», пришлось ему перенести, бедняге.

А Вы представьте реальность такого, чисто советского «принудительного размена». Кто же из обменщиков согласится, будучи осведомленным о такой вот норме — праве отказа от двух первых предложенных вариантов, явиться в суд, с подготовленными для размена документами, если, почти вероятно, что будет отказ от этого варианта?

Ну это ж естественно — раз не договорились сами, так что же может измениться в суде! Вот так вот и оказывались люди не в своей, законно принадлежащей им квартире, а фактически на улице.

(продолжение следует)

мои друзья в Афганистане. война ч. 17.

Share

мои друзья в Афганистане. война ч. 17.

Тогда тот хирург простоял за операционным столом подряд 12 часов, и сестры вынуждены были колоть ему внутривенно глюкозу, чтобы сам врач не упал от чрезвычайного напряжения и, разумеется, переутомления.

Вспоминаю и другой рассказ, также о моем знакомом хирурге, кстати, сильном, крепкого сложения человеке, который прямо на улице упал и умер от инфаркта. Так что врачу, по настоящему работающему хирургом, очень трудно порой выдерживать все эти перегрузки.

Так вот, что рассказывал мой знакомый хирург, который как раз и умер прямо на улице от инфаркта.

Он, со своими коллегами, удаляли больному легкое. Сделали все как полагается, наложили на крупные сосуды специальные зажимы. Всего хирургов, кроме обеспечивающего персонала, было трое.

Сестры уже ушли, двое его коллег стоят уже у окна, курят, беседуют. Проопреированный еще под наркозом, спит. А мой знакомый случайно заметил, что один из зажимов сорвался и кровь, прямо из сердца, качается и льется ручьем. Знакомый не растерялся и заткнул большим пальцем сам, исходящий прямо из сердца, крупный сосуд. Кровотечение остановилось.

Затем спокойным голосом, не создавая паники, говорит своим коллегам: «Ребята — палец в сердце». Коллеги сначала не поняли, а затем бросились к операционному столу и, слава Богу, спасли больного. Кровотечение остановили во время. А если бы «зеванули»?

А я вспомнил, как, будучи еще достаточно молодым, и уже, хотя бы в общих чертах, осведомленный со спецификой работы врача, особенно хирурга, и судьи, понял, что я бы никогда не выбрал бы себе одну их этих профессий. И в том и в другом случае — врач, судья принимают решения, могущие роковым образом повлиять на судьбу, или даже просто на саму жизнь человека на этом свете. Я на себя такую ответственность брать бы не решился.

Будучи многократно в зале для судебных заседаний в разном качестве, даже обвиняемого (меня пытались упрятать в тюрьму, когда отнимали имущество) я видел сколь не просто быть тем же судьей. У многих судебных работников с годами вырабатываются, определенной формы, защитные реакции на все происходящее в ходе судебного разбирательства.

Ведь фактически судья вынужден наблюдать настоящую, порой беспощадную, войну двух, а то и более сторон. И вот как такие сцены, сопровождаемые, естественно, эмоциями граждан, участвующих так сказать в «дискуссиях», должен переваривать судья?

Некоторые вырабатывают такую защитную форму, как «пофигизм». Но ведь это не лучшее, что Вы можете получить в лице человека, решающего, например Вашу судьбу — сидеть ли Вам в тюрьме, или получите ли Вы свое имущество, которое у Вас отобрали мошенники.

А вот случай из моей практики.

Как то пришлось мне допрашивать супругу и дочь убитого бывшего работника МВД, на глазах которых и произошло это жестокое убийство «по заказу». Киллер просто подошел к машине, из которой вышли все трое, и произвел в упор несколько выстрелов в заказанное лицо.

Я, как лицо не имевшее ко всем этим событиям ни малейшего отношения, вынужден был наблюдать слезы, и все остальное, что обычно сопровождает эмоции по утрате родного человека. А Вы думаете в зале судебных заседаний мало эмоций?

Да еще добавьте к этому так называемую «войну за право влияния на судью». Делается это самыми различными способами. Авторитетными звонками самому судье, попытками угроз, заманиваниями деньгами и всякими прочими способами.  Мало ли их породила наша современность. Вплоть до тривиального избиения с помощью отморозков — «братков».

(продолжение следует)

мои друзья в Афганистане. война ч. 16.

Share

мои друзья в Афганистане. война ч. 16.

А потом, уже начался тот процесс, который принято называть «формированием кланов». Первым сформировался, насколько я помню, клан Л. Кучмы. Ну а в Донбассе — там такие кланы «формировались» гораздо проще. Там просто убивали и отбирали имущество, бизнес. Впрочем эта разбойничья практика, бытует и сейчас. Ее еще никто не отменял.

Сделанный у нас в Украине фильм, я как то уже о нем упоминал — «Криминальная оккупация», при всей его, конечно же, тенденциозности (ну, а куда же без нее у журналистов), не может не поражать глаз и воображение зрителя своими кадрами жестоких расправ с конкурентами, хладнокровными убийствами и прочими «веселенькими» картинками.

Ну, а этот мой давний приятель-гинеколог, прекрасный, можно сказать, уникальный специалист, рассказывал, как менялась система развития гинекологии с годами, предшествующими распаду СССР. То есть есть в последние 15-20 лет существования нашего государства — Советского Союза.

Тогда все более широкой распространение начала получать практика внедрения в ту или иную сферу научной, промышленной, образовательной системы государства «своих» людей. Вот это самое «кумовство», позволяло проникать в ряды специалистов так называемых «позвоночников» — детей, внуков, других родичей лиц-чиновников, уже получивших авторитетное влияние в тех или иных областях науки, производства, медицины, да и во всех других сферах жизнедеятельности государства.

И, по его словам, уровень гинекологии по всему СССР стал сползать вниз. И вот сейчас, моему приятелю-гинекологу 75 лет. А ему, без его личной просьбы, продлевают контракт. А уж какие «специалисты» в своей основной массе приходят ему на смену, по его словам, как говорится, «мама родная!». Делать по настоящему практически ничего не умеют и не хотят. Мысль одна — бабло. И все.

Рассказывает. Его, если он находится на рабочем месте, просят проконтролировать очередные роды. И вот говорит: «Смотрю, акушерка принимает ребенка и неправильным движением ломает ему позвоночник. Я это вижу, другие не замечают. Ребенку жить недолго. Он, естественно, погибнет. Вот как мне это все наблюдать? Или брать, и делать всю работу за этих «специалистов»?» Неудивительно, что после очередного смертельного исхода молоденькой роженицы у него, человека отличающегося могучим здоровьем, стали появляться проблемы с сердцем.

Мой приятель все проблемы, возникающие у него в работе с женщинами-роженицами, или просто находящимися в стационаре, по поводу каких-либо сложностей гинекологического характера, пропускает через себя, как и все нормальные люди.

Его супруга рассказывает, как он, будучи по своему характеру не очень разговорчивым по поводу трудностей, связанных с его работой, ранее находил какие то способы снимать те стрессы, которыми сопровождается его работа. Но, в последние годы, к сожалению, стрессов стает все больше. А окружающая нас действительность, граждан Украины и России, очень сильно напоминает бесконечный стресс.

Ну а те, кто лично не наблюдал за тем, что собой являет работа акушера-гинеколога, не представляет насколько эта работа невероятно тяжела и эмоционально и физически. Порой, работающему с пациенткой врачу, и всему обеспечивающему персоналу, приходится проводить за операционным столом многие часы беспрерывной, напряженной, требующей колоссального сосредоточения и усилий  работы.

Ошибки в таком процессе не прощаются. И нередко могут стоить жизни или матери или ребенку. Или даже сразу обоим.

А мне как то вспомнилось, как «досталось» моему знакомому хирургу, который производил операцию на легком больного.

(продолжение следует)

мои друзья в Афганистане. война ч. 15.

Share

мои друзья в Афганистане. война ч. 15.

А для таких граждан СССР, как мои друзья, руководство страной выдумывало какие то способы, к примеру, замены выдачи валюты, какими-нибудь предметами. Ну, например, получением автомобиля советского производства. Это в лучшем случае.

Впрочем нас, граждан тогдашнего СССР, такими фокусами со стороны руководства страной не удивишь.

В общем, фактически людей, вроде моих приятелей, попросту ограбило наше родное правительство. А вспомните, мои уважаемы читатели, я уже обращаюсь к тем, кто пережил тот факт, что все сбережения, накапливаемые нашим трудовым народом, перед самим распадом СССР, руководство Советского Союза взяло да и бесцеремонно отобрало.

Пережили это «радостное» событие и мы со своей супругой. Работали мы не жалея сил и времени. Заработали весьма прилично. Всё заработанное, разумеется, клали, как и все доверчивые советские люди, на сберегательную книжку. Думали о детях, о своем возрасте, который, конечно, когда то, не позволит уже нам проявлять такую активность, которая была в более молодом возрасте. Вот тогда эти денежки бы и пригодились.

И все — с концами. Пропали наши денежки.

А вот одна моя знакомая, которая по вызову поехала в США и досматривала одну старушку — евреечку, некую Цилю, на удочку типа «положи денежки на сберегательную», тогда не поддалась. Что то ей подсказало, что ее заработанные, могут ей и ее деткам и не достаться. Зная свою знакомую, я и не сомневался, что она, свою нелегкую работу, выполняла крайне добросовестно и не за такие уж большие денежки.

Ей платили всего 1500 долларов США в месяц, без выходных. А я знаю по, рассказам и своего зятя — гражданина США, да и по рассказам этой своей знакомой, что это деньги не большие. За такую работу, связанную с постоянным, круглосуточным присмотром за 90 летней старушкой, имеющей проблемы и с мышлением и неприятности чисто физиологического свойства, надо платить как минимум 2500 долларов США.

Ну, например, моей знакомой приходилось самостоятельно поднимать и укладывать старую, весящую более 80 килограмм женщину, в кресло и в кровать. И так несколько раз на протяжении суток. Ну и конечно, судно и всякое прочее.

В общем моя знакомая денежки, привезенные и пересланные, различными способами, из США, предпочла держать у себя дома и тратить их по мере необходимости. Купила квартиру внучке, отремонтировала свою квартиру, где она проживает со своей дочерью, матерью ее внуков, помогла другому внуку, и так далее.

А, как показали дальнейшие события, так оно и вышло — денежки доверчивых граждан СССР, как говорят, «гавкнулись». В общем, тогда, наше родное советское правительство, осуществило колоссальный по своим размахам дерибан на государственном уровне.

А куда эти денежки делись? Растворились в воздухе? Нет, конечно. Они оказались у кого то в кармане. И сейчас эти элементарные воры и мошенники, живут припеваючи за наш с Вами счет. И в ус не дуют. Они защищены той самой системой, какую они и создали под себя, под свои интересы.

Впрочем — это уже другая тема. И я, материал, посвященный этой теме, уже неоднократно публиковал, и еще обязательно опубликую в своем Дневнике. И это будут, опять же, живые рассказы людей, непосредственно участвовавших в том беспрецедентном разворовывании, растаскивании бюджетных средств по карманам бывших советских чиновников — от крупных до средних. И даже весьма мелких, мягко говоря, чиновников-жуликов. Которым люди дали очень меткое наименование: «красные директора».

(продолжение следует)

мои друзья в Афганистане. война. ч. 14.

Share

мои друзья в Афганистане. война ч. 14.

И я тогда вдоволь насмотрелся, на реальные кадры жестокостей, в частности, происходивших и в той же Африке. Когда свои же чернокожие, безжалостно убивали таких же чернокожих, своих же сограждан, подстрекаемые какой-либо из противоборствующих сторон — то есть США или СССР.

Ведь это не просто подстрекательство. «Подстрекатели» снабжали противоборствующие стороны, участвовавшие во внутренней междоусобице, например, оружием, боеприпасами. И я видел кадры каких то, с моей точки зрения (кадры сопровождались комментариями журналистов, опубликовавших эти материалы), бессмысленных убийств. Вот просто так, по дурости, берет чернокожий африканец, и стреляет в другого, такого же, ни в чем не повинного чернокожего.

Например, видел своими глазами такую ситуацию, записанную на одной из видеокассет, полученных для экспертного исследования. Стоит чернокожий с автоматом, вдруг замечает в кустах какое то движение. И, не долго думая, стреляет по кустам. А там оказывается просто находился чернокожий мальчик. Ну и, естественно, невинный ребенок был убит.

И припоминаю один из эпизодов видео хроники, попавшийся мне на одной из видеокассет, поданных на исследование, который можно было бы назвать и забавным. Но, это в понимании «забавный», только на первый взгляд.

На видеокассете снят такой эпизод из жизни какой то из стран африканского континента.

Сидит группа чернокожих молодых людей, видимо отдыхают. Одеты в чем придется — кто в майке, кто в футболках. Но, зато все при автоматах. Насколько я помню, у всех в руках наши знаменитые «Калашниковы». Среди африканских молодых людей ходит обезьяна, по моему шимпанзе. Один из чернокожих молодых людей, ради шутки, я так понимаю, дал в руки обезьяне свой автомат.

Но, шимпанзе оказался не таким глупым, как, видимо, рассчитывали африканцы. Получив в руки автомат, шимпанзе догадался снять его с предохранителя и нажать на курок. И пошел косить по сторонам из этого автомата. И звук выстрелов шимпанзе не испугали. Я так подозреваю, что обезьянка уже такое и слышала и даже видела. Скорее всего, она просто повторяла действия тех молодых, вооруженных ребят, которые так неудачно пошутили.

Разумеется молодые люди врассыпную — кто куда.

Но, слава Богу, обошлось тогда без жертв. Никого не успел сообразительный шимпанзе ранить, или, не дай Боже, убить.

Вот и давай таким «умникам» в руки огнестрельное оружие. Я не расист, и не склонный к каким либо обобщениям. Но согласитесь, этот эпизод говорит о многом. Там где варится «большая политика» там, как правило, страдают те, кто не имеет к этой политике ни малейшего отношения.

Но, возвращаясь к рассказу о моих друзьях, хочу отметить, что на хорошие отношения между моими приятелями и их коллегами, описанные выше эпизоды, связанные с изменением поведения их чернокожих коллег, никак не повлияли. Мои приятели, будучи людьми умными и интеллигентными, никак не проявляли своего недоумения, связанные с изменением поведения своих гостей или хозяев. И мои друзья прикладывали все усилия, для деликатного игнорирования ситуации, в зависимости от того, у кого происходила дружеская встреча.

Пережили мои приятели и бесцеремонное обращение нашего советского руководства с теми валютными деньгами, которые они, мои друзья заработали по контрактам в зарубежье. Денег им упорно давать не хотели. Просто дикость какая то. Люди не могли получить заработанное, таким нелегким трудом. А ведь, наверняка, майор из КГБ свои денежки получал аккуратно.

(продолжение следует)

мои друзья в Афганистане. война ч. 13.

Share

мои друзья в Афганистане. война ч. 13.

И ведь руководство страны закладывало в бюджет страны денежки для выполнения такими «товарищами» своих функций. И денежки, уверяю Вас, не малые.

Ну, да ладно, черт с ним с этим «товарищем».

Интересные эпизоды из своей жизни в одной из африканских стран (уж и не припомню в какой именно) рассказывали мои приятели.

«Если мы едем, например, на автомобиле, — рассказывает супруга приятеля, — то нашу машину, за рулем которой местными жителями сразу узнаются белые люди, буквально облепливают африканские дети. Нормально проехать не дают — попрошайничают». Конечно, бедность жителей страны, в которой им довелось работать — это удручающая картина.

И вот еще весьма интересная информация, полученная из первых, как говорят уст. Супруга моего приятеля рассказывает о некоторых особенностях жизни в одной из африканских стран.

«У нас складывались добрые, приятельские отношения с африканскими врачами, работавшими вместе с нами», — рассказывает супруга моего приятеля-гинеколога. «Нередко мы встречались семьями у кого то из нас дома. Дети играли между собой, мы же сидели, беседовали, устраивали небольшие вечерники. В общем казалось бы на первый взгляд, все шло нормально».

«Наши африканские коллеги, все без исключения, получили высшее медицинское образование — кто у нас в СССР, кто в какой нибудь из капиталистических стран. То есть они были образованные, вполне интеллигентные люди. Но, почему то, при каждой встрече, по прошествии некоторого времени, ну например через пару часов, мы замечали как поведение наших африканских коллег начинало меняться».

«Активность в разговоре, ее эмоциональный настрой, начинали падать. Мой супруг, будучи квалифицированным врачом, с большим уже, к тому времени, стажем работы, отмечал у чернокожих коллег все признаки депрессии. И мы сначала не понимали причины столь непонятных для нас перемен в поведении этих приветливых, добрых по отношению к нам, людей».

Но позднее, получив уже определенный опыт работы с чернокожими врачами, побеседовав с психологами, они поняли в чем дело. «У наших чернокожих коллег, — рассказывает супруга врача, — начинало проявляться то, что психологи называли «комплекс чернокожего». И для нас проявление такого комплекса было непонятно. Какова его природа? Ведь с нашей стороны не было дано никаких поводов, не было произведено ни малейших действий, направленных на демонстрацию превосходства нас, белых, над чернокожими коллегами».

«Но с этим ничего поделать мы не могли. Не будем же мы, в конце концов, проводить психологический мастер-класс с нашими чернокожими коллегами и заверять их в нашей привязанности к этой стране, к людям ее населяющим. Нам, белым, тоже все было далеко не просто. Ведь кроме тех проблем, например, с теми же детками-попрошайками, бывали и другие сложности».

«Но мы, уже прошедшие Афганистан, были готовы практически ко всяким неожиданностям. Ну, например, к той же гражданской войне, которая могла вспыхнуть, по примеру других стран африканского континента. Сколько таких «очагов» внутреннего противостояния вспыхивали то там то здесь, именно потому, что два «лагеря» никак не могли поделить мир между собой».

Ведь два военных колосса, два непримиримых идеологических противника — США и СССР, всегда были готовы подстрекнуть, подтолкнуть народы, населяющие этот континент, к какому либо противостоянию, чтобы укрепить свои позиции в Африке.

Мне же лично, приходилось, в качестве эксперта в составе специальной комиссии, просматривать и давать заключение по видеоматериалам, изымаемым периодически нашими правоохранительными органами в ходе проведения обысков.

(продолжение следует)

мои друзья в Афганистане. война ч. 12.

Share

мои друзья в Афганистане. война ч. 12.

Да еще и специалиста отменного.

Но, история становления и развития СССР, знает какие порядки бытовали в нашей стране. Если, например, у моего приятеля имеются родственники, ну, скажем, родители диссидента, то могут пострадать и они — его близкие люди. Руководство нашей страны не очень церемонилось в таких случаях. Мне рассказывали мои знакомые, как начинали преследовать родителей диссидентов, их родственников, да и просто друзей.

Сотрудники КГБ, старались собрать побольше компромата о таком беженце, которому, как правило на Западе лепили ярлык «беженца по политическим мотивам». И я думаю, что эти диссиденты, если они не были действительно, например, борцами за права человека в условиях Советского Союза, то лучше, конечно, на такие политические ярлыки не соглашаться. В таких случаях эти беженцы точно также становились пропагандистской игрушкой в руках спецслужб, СМИ, направленных против СССР, и вообще «коммунистической» идеологии.

Не так все просто и в той же самой «коммунистической» и «капиталистической» и идеологии да и построения экономики в их принципиальном устройстве, отношениях, например, между хозяином и наемными работниками. Ведь не секрет, что во многих «капиталистических» странах, уже давно прививаются элементы социалистических принципов построения государства и общества, как в политическом так и в экономическом плане.

Например, в той же Японии, хозяин старается всячески заинтересовать наемного работника в развитии предприятия. Это выражается в прямом участии простого наемного работника, к примеру, в распределении прибыли, путем продажи части акций самому работнику. Системой поощрения всяческих новаций, приносящих прямую прибыль предприятию.

А ведь в СССР, также, вроде бы, декларировались такие принципы. Но, явно что то не сложилось. С годами тот энтузиазм, который, вроде бы, вспыхнул у определенной части граждан нового, «коммунистического» общества, стал потихоньку угасать, когда люди начали прямо разочаровываться в декларированных принципах построения такого нового общества.

Ну, например, я как художник, могу судить по тем новым формам, которые родились в изобразительном искусстве, и принесшим всемирную славу нашим советским художникам. Именно у нас в СССР, появились те самые формы конструктивизма, которые получили мощное, динамичное развитие на Западе и, наоборот, были всячески подавлены у нас в СССР.

Сейчас, по прошествии многих десятилетий, эксперты, оценивающие те могучие импульсы, появившиеся в нашем советском искусстве, понимают, что мы тогда потеряли. Ну, а такое же произошло, к сожалению, и в экономике, науке, развитии промышленности, и в аграрной и в индустриальной.

Знаменитый НЭП, как будто бы, дал людям надежду, что руководство СССР, найдет тот здоровый компромисс, способствовавший бы развитию инициативы делового человека. Ведь не секрет, что далеко не каждый способен и к самоорганизации и к организации массового производства — от малого до большого.

Но, впрочем, я отвлекся. Такое у меня бывает, когда я начинаю невольно анализировать то, что осталось уже за спиной, за тем, что уже пережили наши народы, предки. Да и я сам, лично.

Вернемся к сути нашей темы.

Так вот, ведь получал, наверняка, этот «товарищ», майор КГБ, не меньшие деньги за свою «работу», чем мой приятель-врач, работавший по контракту в этой африканской стране. Только, разумеется оплачивал работу «товарища» Советский Союз.

А какая с него польза, какой толк? Ведь, его то работа, какая? Писать в отчетах как «правильно» или «неправильно» ведет себя, работающий в таких невероятно сложных условиях нормальный врач, настоящий, полезный для людей человек?

(продолжение следует)

мои друзья в Афганистане. война ч. 11.

Share

мои друзья в Афганистане. война ч. 11.

Начну им, например, читать «Капитал» Карла Маркса, или еще что то в этом роде. Ну, или труды В.И. Ленина, типа «Лучше меньше, да лучше», на крайняк. Ну ладно, пускай идет. Ему ведь не откажешь».

В общем «товарища», одетого в белый медицинский халат, представили как врача, но не гинеколога, пожелавшего присутствовать во время приема моим приятелем — врачом, женщин-пациенток. А перед тем, как «товарищ» напросился на пребывание в родильном зале, мой приятель пояснил майору, что ему придется увидеть такое, что может плохо отразиться на его нервной системе.

Тогда майор предложил «гениальную идею». «Привяжите меня, — говорит, — к стулу, чтобы я ненароком не упал с него». Привязали, но оказалось, что африканцы не поняли саму идею, потому что майора, удивленные такой просьбой африканцы, к стулу то привязали, но… он оказался лицом к операционному столу.

А тут как раз случай, требовавший от врача хирургического вмешательства. Ну, и конечно кровь, да еще ее много было, по рассказу моего приятеля. Тот, кто хоть как то знаком с работой гинеколога, стоящего за операционным столом, наверняка знает, как это все было видеть не подготовленному человеку. Это меня удивить кровью, изуродованными, полуразложившимися трупами, с учетом специфики работы криминалиста-художника, сложно. Я уже насмотрелся всякого.

Но вернемся к нашему «товарищу». Как же он, бедняга, чисто «кабинетный» труженик, отреагировал на все, что ему довелось увидеть? А вот как. В общем «товарищ», сидевший на стуле, при виде той картины, которая перед его взором разворачивалась, взял да и потерял сознание. Да еще и свалился на пол вместе со стулом. Медицинская сестра, заметившая упавшего «товарища» закричала: «Вашему врачу плохо, ему срочно надо оказывать помощь».

Пришлось медицинскому персоналу отвлекаться от женщины, лежавшей на операционном столе, и оказывать помощь «товарищу». Кто его знает, что именно с ним случилось. Может он в более «критическом» положении, чем та пациентка, что лежит на операционном столе? Ну, например, у «товарища» какое нибудь там ущемление мозговых извилин. Ну, что то вроде «ущемления матки», каковое бывает у женщин.

В общем «товарища» подняли, кое как привели в чувство. «Больше, — рассказывает мой приятель, — мой надсмотрщик со мной в палатки не входил». А потом сотрудник КГБ, все таки, как то набрался мужества, рассказывает мой приятель, и признался, что он был просто поражен, какую работу приходится выполнять врачу гинекологу.

А я подумал, а какого черта делал этот «товарищ», следуя по пятам за человеком, спасающим жизни, здоровье бедных, попросту несчастных людей? Почему он был приставлен наблюдать, мне лично было понятно. А вдруг наш врач — отменный специалист, возьмет да и рванет за бугор на ПМЖ. Ведь он то был за пределами СССР вместе со всей своей семьей. И его везде с радостью примут. Слава о нем, как о великолепном клиницисте, разошлась уже далеко.

Он и сейчас, в свои 75 лет, работая в нашей независимой Украине — незаменимый спец. Так что, кто бы сомневался в том, что ему, в те самые «привлекательные» для беженцев из СССР годы, будет «зеленая улица» практически в любой стране. Как раз именно в такие времена, когда любого беженца из СССР ждали за «железным занавесом» с большой охотой.

(продолжение следует)

мои друзья в Афганистане. ч. 10.

Share

мои друзья в Афганистане. война ч. 10.

Идеологическая направленность советской политики выразилась в теории «некапиталистического развития» и «социалистической ориентации». Из нее следовало, что африканские государства, как и другие развивающиеся страны, могут идти к социализму, минуя капитализм, при условии, что они будут ориентироваться на социалистический лагерь, возглавляемый Советским Союзом.

СССР был инициатором принятия на XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1960 г. «Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам» и стремился установить дипломатические, деловые, общественные и культурные связи с каждой из африканских стран сразу после провозглашения независимости. Советский Союз оказывал этим странам финансовую, материальную и техническую помощь, посылал горных инженеров, врачей, специалистов в различных сферах деятельности. Львиная доля этой помощи приходилась на страны, руководство которых соглашалось с идеями «некапиталистического развития».

Важные направления помощи: поставки военного снаряжения, подготовка африканских кадров в советских военных учебных заведениях и направление в африканские страны советских военных советников. Автоматы Калашникова оказались в Африке в таком огромном количестве и сыграли такую роль в оснащении войск и в междоусобных войнах, что этот автомат изображен на гербе Республики Мозамбик.

Сотрудничество в идеологической сфере выразилось в обмене партийно-правительственными делегациями и в подготовке идеологических кадров, которая осуществлялась в московской Международной ленинской школе и других партийных школах. В штате советских посольств в ряде африканских стран были советники по партийных делам — для консультаций по вопросам партийного строительства.
Однако взаимная эйфория — в СССР и в африканских странах — постепенно угасала. В Африке нарастало разочарование тем, что СССР и другие страны социалистического лагеря не смогли оказать значительную экономическую помощь.

А Советский Союз убеждался, что развитие африканских стран идет не так, как ожидали в Москве. К тому же именно страны «некапиталистического развития»: Ангола, Мозамбик, Эфиопия испытывали наибольшие социально-экономические трудности и на их долю выпали кровопролитные междоусобные войны. В ряде этих стран укрепились тоталитарные режимы. В результате ко времени распада СССР советская политика в Африке пожинала не лучшие плоды. Это было вызвано не только максимальной идеологизацией советской политики, но и тем уровнем знания Африки — в сущности, почти незнанием, — которое существовало у советского руководства во время выработки мер влияния на Африку.

Но наши специалисты находились в совершенно других условиях, значительно отличающихся от аналогичных условий специалистов — выходцев из «капиталистического лагеря», когда им разрешалось работать в Африке. И эти условия проявлялись во всем — от заработной платы, до возможности свободного передвижения по континенту. Вот про одну такую, еще одну, весьма любопытную деталь специфики работы наших специалистов за пределами нашего Советского Союза, и рассказывает мой знакомый гинеколог.

«Ко мне был приставлен один «товарищ», как оказалось майор КГБ, — рассказывает мой приятель-врач, — и он ходил за мной буквально по пятам. Куда я, туда и он. И вот как то раз я, как обычно, иду на работу. Он, разумеется, за мной».

«Захожу я в помещение палатки и «товарищ» попросился вместе со мной — понаблюдать ему видите ли захотелось за моими действиями. А вдруг я буду заниматься с женщинами, своими пациентками, антисоветской пропагандой. Я не исключал, что и такая дурь могла прийти ему в голову. Или еще хуже, начну такую антисоветскую пропаганду проводить с только что появившимися на свет африканскими младенцами».

(продолжение следует)

мои друзья в Афганистане. война ч. 9.

Share

мои друзья в Афганистане. война ч. 9.

Согласитесь, условия «не идеальные». Да и всё остальное крайне необычно, даже для нашего, не очень сильно избалованного, советского врача и его пациента.

Но давайте немножко углубимся в историю возникновения реально построенных отношений между африканским континентом и Советским Союзом, поскольку без этого трудно будет понять в каких истинно условиях приходилось жить и работать моему приятелю-гинекологу.

Вообще то интерес, именно европейцев к Африке, проснулся только лишь где то к концу XV века. И снова, как и в случае открытия Америки, через попытку найти морской путь к той же Индии, европейцам вдруг открылась эта самая Африка. На протяжении почти трех столетий шло, так сказать, освоение новых возможностей на этом интереснейшем континенте — африканском. Было основано множество факторий, практически на протяжении всего африканского побережья. И так, шаг за шагом, начались и первые, сначала весьма осторожные, попытки проникновение вглубь континента.

А затем эти попытки уже перешли и в более агрессивные, более решительные  проникновения вглубь территории Африки. Конечно же, каждый из таких первооткрывателей стремился прихватить часть земельки, на которую ступала его нога в свою, личную собственность. А затем уже, по мере развития ситуации, пошла и «прихватизация» (так понятнее нашему современнику) на государственном уровне.

И, как утверждают историки, к 1910 году белые европейцы различными путями и методами, вплоть до силового захвата, получили полный контроль, власть практически во всей Африке. Насколько я помню из истории, только лишь Эфиопия и Либерия не попали под контроль белого человека.

Что же касается нашего, уже советского присутствия на этой земле, с изумительной природой, наполненной не менее удивительными животными, богатой природными ископаемыми, заселенным дешевой рабочей силой, то я не буду мудрствовать лукаво, а воспользуюсь таким источником, в котором, на мой взгляд, более менее внятно описана история появления наших, советских специалистов в Африке.

Итак — Источник: А.Б. Давидсон. ТРОПИЧЕСКАЯ И ЮЖНАЯ АФРИКА В XX ВЕКЕ // Новая и новейшая история №5, 2000 г.

После роспуска Коминтерна вплоть до середины 50-х годов страны Юга не занимали существенного места в советской геополитике [29]. Активизация СССР в Тропической и Южной Африке началась со второй половины 50-х годов, после Бандунгской конференции афро-азиатских народов и провозглашения независимости Ганы. В программе КПСС национально-освободительное движение было провозглашено одной из главных антиимпериалистических сил. В ходе холодной войны Советский Союз энергично боролся за влияние на африканские страны, противостоя Западу, а с начала 60-х годов — и Китаю.
На рубеже 50-60-х годов в государственных и культурных учреждениях и организациях Советского Союза были созданы африканские отделы и секторы. В ЦК КПСС — сектор Африки, в министерстве иностранных дел — африканский отдел, в Академии наук СССР — Институт Африки. В дополнение к существовавшей давно кафедре африканистики Ленинградского государственного университета были созданы кафедры африканистики в Московском государственном университете и Московском государственном институте международных отношений. Возникли Советский комитет солидарности со странами Азии и Африки и Ассоциация дружбы с народами Африки. Московское радио начало передачи на африканских языках, советские издательства стали выпускать множество книг об Африке, в частности и переводы с африканских языков. Во время VI Международного фестиваля молодежи и студентов в июле-августе 1957 г. в Москву впервые приехали сотни африканцев. Вскоре частью советской государственной политики стало привлечение африканских студентов в советские вузы. Был организован Университет дружбы народов им. Патриса Лумумбы.

(продолжение следует)

мои друзья в Афганистане. война ч. 8.

Share