десантник ч. 10.

В связи с тем, что площадь, которую необходимо было тщательно исследовать, была достаточно большая, соответственно создали и большую группу для исполнения этого непростого и довольно кропотливого действа. В нее входили и сами сыщики и следователь и эксперты.

В эту группу включился и сам районный прокурор. Да и Кирилл не стал уходить от участия во всех процессуальных действиях, связанных с раскрытием и расследованием этого, ставшего уже к тому времени, весьма резонансного дела.

Сотрудники правоохранительных органов, участвующие в самом процессе обыска, рассредоточились по всей площади, разделенной на конкретные участки, определенные в результате предварительного продуманного и спланированного самого действа.

Так уж получилось, по ходу самого процесса обыска, что прокурор и Кирилл ходили вместе, не удаляясь один от другого. Участники обыска осматривали все жилые и прилегающие к ним строения — сарай, хлев, и даже погреб, довольно обширное земляное устройство, исполненное надежно, прочно прямо на дворовой территории.

В тот момент, когда прокурор и Кирилл стояли у раскрытого окна дома, к ним быстро подошел один из участников обыска и показал какой-то продолговатый предмет, завернутый в кусок материи. Кирилл развернул сверток и оба — и прокурор и Кирилл, обнаружили в нем то, что для них не явилось неожиданностью. В свертке находился кусок обрезанного двухствольного ружья. Тот есть то, что осталось после выполнения обреза. Даже не весьма искушенному взгляду было понятно, что срез на металле — свежий.

А милиционер, буквально подбежавший к прокурору и Кириллу с этим предметом, был несколько разочарован — он ожидал более эмоциональной реакции от двух руководителей группы расследования на эту, по его мнению, такую удачную находку. Но дело было в том, что уже и прокурор и Кирилл знали заключение экспертов — кучность проникшей в тело убитого насильника крупной дроби соответствовала той, какая могла быть характерна для выстрела, выполненного из обрезанных стволов.

Но особенно заинтересовала и прокурора и Кирилла находка, обнаруженная в ящике письменного стола — газета с информацией, из которой явствовало, что убитый десантником педофил, был не раз уличен в попытках насилования малолетних детей. Возможно, что именно эта информация и стала тем последним толчком к совершению убийства — самосуда над насильником несовершеннолетних.

Ну и более того, милиционер, показавший находку прокурору и Кириллу, предложил всем втроем подойти к тому месту, недалеко от которого и был обнаружен спрятанный обрезок стволов. На крепко сколоченном столе, наверное служившем верстаком для хозяина дома, можно было увидеть мелкую металлическую пыль — следы оставшиеся в результате распила металла, при изготовлении обреза из двуствольного ружья.

Ко всем проведенным исследованиям добавились и промеры расстояния между стрелявшим и его жертвой. И вот эти составляющие — расстояние, кучность дроби, обширное ранение в левой части грудной клетки убитого, все свидетельствовало в пользу версии выстрела, выполненного из обрезанного двухствольного охотничьего ружья.

Стрелявший в педофила вынужден был выполнить свой роковой для насильника выстрел как бы в положении человека, имевшего возможность только лишь на несколько секунд высунуться из-за угла помещения здания милицейского участка.

Об этом свидетельствовали данные полученные от водителя автомобиля, успевшего, как уже говорилось ранее, заметить только какую-то тень, мелькнувшую из-за угла здания милицейского поселкового отделения. Эти свидетельства водителя и стали основанием для определения точного положения стрелявшего по отношению к его цели.

(продолжение следует)

десантник ч. 9.

Share

десантник ч. 9.

На следующее утро Кирилл явился к районному прокурору как и обычно, аккуратно в назначенное время. Прокурор обратил внимание на то, что Кирилл плохо выглядит и спросил: «У тебя вид как у человека, который явно не спал. Хотя это в нашем деле и бывает. Но на этот раз вид у тебя прескверный. В чем дело?»

Кирилл рассказывает своему давнему приятелю про свой сон, и вдруг неожиданно заявляет: «Ты знаешь, я уже готов встать на сторону убийцы насильника, хотя это и противоречит закону. Где гарантия, что этот негодяй, которому опять повезет с защитником, выкрутится, уйдет от ответственности и снова не примется за старое?»

Прокурор, видимо не ожидавший таких признаний от старого приятеля, встал, прошелся по кабинету, немного постоял в раздумье возле окна. Видно было, что слова Кирилла задели его за живое. Прокурор был заметно старше Кирилла, дети его были уже вполне взрослыми, сын готовился стать примерным мужем — он нашел себе спутницу жизни.

А Кирилл продолжал: «Я понимаю, что тебе — отцу двух взрослых детей, не приходится видеть такие сны, какой пришлось увидеть мне этой ночью. Этот сон преследует меня, не дает мне спокойно работать, сосредотачиваться на том, что я делаю и обязан делать. Да, конечно, твои дети уже взрослые и вряд ли могут стать жертвой такого вот любителя насилия над маленькими людьми. Но ведь у твоих детей появятся и свои дети — а это уже твои внуки, и они тоже будут такими же маленькими, какими были когда то твои дети».

Прокурор сел на свое кресло за столом, немного помолчал и затем, не глядя на Кирилла произнес: «Знаешь что дружище. Ты говоришь так, как и должен говорить отец ребенка, переживающий за его жизнь, здоровье, будущее. Но, мы — служители Закона. И наш долг, нравится нам это или нет, выполнять все, я подчеркиваю, все требования Закона. Лицо, учинившее самосуд, должно быть разыскано, задержано и предано суду. Разумеется с соблюдением всех требований, которые предъявляются к следствию, защите».

Прокурор снова встал, еще раз прошелся по кабинету, затем сел на место, явно как бы подбирая слова, могущие поставить своего верного приятеля и друга на «путь истинный», изменить его настроение, повлиять на возникающие в его сознании мысли, которые не дозволено ему, опытному сыщику носить в себе, и явно мешающие ему выполнять свой долг перед Законом.

В разговоре возникла пауза. Оба старались не заострять разговор до той степени, которая бы помешала им быть искренними и открытыми друг с другом, и позволила бы и дальше работать так же слаженно и успешно.

Кирилл встал и направился к двери, полагая, что разговор на данную тему можно считать завершенным. Прокурор, не вставая с места окликнул сыщика: «Кирилл». Сыщик, уже взявшийся за ручку двери с намерением выйти из кабинета, остановился.

«Кирилл, — снова повторил прокурор — не вынуждай меня просить руководителей Управления внутренних дел области о том, чтобы тебя отстранили от руководства операцией по задержанию десантника, учинившего самосуд». Кирилл, постояв секунду, ответил коротко: «Постараюсь», и вышел из кабинета прокурора.

Обыск. Разумеется, на основании соответствующей санкции, в доме, в котором проживал скрывшийся десантник, была произведена процедура, связанная с проведением обыска, включающая все необходимые формальности — понятые и прочее.

(продолжение следует)

десантник ч. 8.

Share

десантник ч. 8.

Хотя, честно говоря, многие из них в душе и были настроены совсем иначе — если все экспертизы, назначенные следствием и прокуратурой подтвердят, что убитый подозреваемый и был тот самый человек, совершивший насилие над восьмилетней девочкой, то отец изнасилованной девочки поступил по справедливости. Вот так, разумеется, не высказывая вслух свои мнения, думали некоторые сотрудники и прокуратуры и милиции.

Ведь информация о том, что убитый подозреваемый уже был не раз уличен в этих «грехах», была известна практически всем участникам расследования этого дела — и работникам прокуратуры и милиции. И особенно «не нравилось» многим сотрудникам прокуратуры и милиции, что педофил практически остался безнаказанным.

Но как бы там ни было, приказ есть приказ, закон является писаным и единым для всех граждан.

Как и обычно, в начале оперативно-розыскных действий, началось тщательное и скрупулезное изучение родственных связей, круга приятелей, знакомых десантника, его увлечения, привычки, в общем все то, что хоть как то могло помочь в установлении его местонахождения. 

Обратили внимание и на тот факт, что подозреваемый любил охоту. И нередко охотился со своим дальним родственником, живущим в соседнем селе, которое находилось всего в 1,5 километрах от его поселка. Этому родственнику принадлежал небольшой охотничий домик, расположенный прямо в гуще довольно обширного по площади леса.

За этим родственником десантника установили слежку, старались не упустить каждый его шаг. Все его движения за пределами собственного дома тщательно отслеживались.

И здесь необходимо отметить, что с учетом практически сельской местности, где все и вся, как говорится, на виду, наружное наблюдение за родственником разыскиваемого отца изнасилованного ребенка, представляло собой весьма нелегкую задачу.

Возглавить группу поиска и последующего задержания десантника поручили опытному сыщику Кириллу, на счету которого уже не один установленный и задержанный преступник.

Следует, наверное, воспроизвести не совсем мирный разговор, состоявшийся между прокурором и Кириллом. Этот разговор состоялся в кабинете районного прокурора. Такие встречи время от времени происходили между старыми, можно сказать, приятелями, Контакты между ними, кроме чисто служебных, были и на уровне семейных. Они нередко проводили вместе со своими семьями и праздники и даже, что весьма редко получалось в силу специфики их деятельности, выезжали вместе за город, устраивали на природе пикники, прогулки вместе с детьми по лесам, луговым угодьям.

А фактически поводом для некоторого, можно сказать, конфликтного разговора между старыми приятелями, состоявшегося после того, как Кирилл проснулся среди ночи от страшного, даже для него, опытного силовика, сновидения.

Кирилл увидел во сне, настолько явственно, реально, как этот самый педофил, с которым так жестоко расправился десантник, отец изнасилованной дочки, насилует и затем начинает душить его любимого, дорогого ему ребенка — девочку, которая примерно такого же возраста, как и дочь десантника — ей едва исполнилось девять лет.

Кирилл, вскочил с постели, его тело покрылось холодным потом. Он посидел немного на краю кровати, пока окончательно не пришел в себя, затем успокоил проснувшуюся супругу, тихонечко на цыпочках пошел в комнату своей дочери. Приоткрыв слегка дверь, он увидел мирно спящую девочку, рядом с ней устроилась и ее любимая кукла. Успокоенный Кирилл хоть и улегся снова в постель, уснуть уже не смог до самого утра. В голове стали роиться мысли, которые никак нельзя было назвать такими, которые должны появляться в голове человека, призванного быть на страже закона.

(продолжение следует)

десантник ч. 7.

Share

десантник ч. 7.

А в тот вечер, когда он приносил заявление в милицию об «исчезновении» своей супруги, он уже был готов совершить свой самосуд. Под осенней курткой, которую он надел, не по сезону в теплый летний вечер, у него уже находился обрез заряженного двухствольного охотничьего ружья.

Ну а применить это оружие ему пришлось уже на следующее утро. И, по словам самого стрелявшего, которые содержались в письме-заявлении, адресованном прокурору, он просидел возле районного отделения милиции до утра не отходя ни на минуту. И дождался своего часа. Его прошлый опыт спецназовца явно пригодился.

Умело организовав взрыв на заднем дворе здания районного отделения милиции, десантник позаботился о том, чтобы было много и шума и пламени и дыма. Такой отвлекающий маневр сработал. Количество милиционеров, сопровождавших задержанного, не только резко уменьшилось, но и внимание того, который остался возле него, также был поглощено событиями на заднем дворе здания.

Эксперты, делавшие исследования на месте взрыва, совершенного на территории прилегающей к зданию районного отделения милиции, установили, что взрыв не был направлен на причинение каких-либо разрушений. А был совершен скорее для произведение эффекта — много шума, пламени и дыма.

Каких-либо особенных последствий иного плана он иметь не мог. Один из экспертов на вопрос руководителя группы розыска, что же это было за взрывное устройство, которое произвело так много пламени и дыма, ответил коротко: «хлопушка, но довольно большая и очень шумная».

На основании этого заключения стало понятно и для чего был произведен этот шумовой эффект. Он был организован исключительно с целью отвлечения внимания сотрудников милиции, сопровождавших арестованного. И именно в тот момент, когда внимание милиционеров было полностью поглощено взрывом, и было совершено убийство.

И, вероятнее всего, взрыв был произведен с помощью дистанционного устройства, позволяющего его осуществить на определенном расстоянии. Ведь сам взрыв по времени его совершения в точности совпадал с тем моментом, когда жертва десантника уже была выведена из помещения.

Без применения специального устройства дистанционного управления десантник просто физически не уложился бы по времени, чтобы совершить целый ряд действий: проследить за появлением насильника, затем, после его появления, успеть добежать на заднюю часть двора, организовать взрыв, который бы точно совпал по времени с появлением насильника, затем успеть вернуться до того момента, как арестованного посадят в ожидавшую его машину, и после всего проделанного еще и умудриться совершить прицельный выстрел.

Но вот само дистанционное устройство на месте нахождения предполагаемого взрывника обнаружено не было. По-видимому оно было унесено им с места совершения взрыва. Члены группы, расследовавшие это убийство, были искренне удивлены, насколько расчет десантника был выполнен точно и грамотно.

Он, организовав на заднем дворе отделения милиции имитацию взрыва, получил достаточно времени, для того, чтобы не только все четко и во время исполнить, но и вдобавок получил возможность скрыться с места совершения убийства имея именно столько времени, сколько и нужно было ему, чтобы исчезнуть в неизвестном направлении.

В общем, действовал «профи».

Итак, решение прокуратуры было принято однозначное — отца изнасилованной девочки, признавшегося в убийстве подозреваемого, следует разыскать, задержать, тщательно расследовать все обстоятельства совершенного им и, затем, уже на основании выводов следствия и суда, привлечь к ответственности, в строгом соответствии с существующим законодательством.

Пришлось сотрудникам уголовного розыска приниматься за это, не совсем обычное для их специфики, дело.

(продолжение следует)

десантник ч. 6.

Share

десантник ч. 6.

А также и на ее физическое развитие — девочка внешне выглядела как взрослая, вполне сформированная женщина. Уж больно ловко защита построила свои доводы таким образом, что суд вынужден был пойти на смягчение приговора.

И вот, примерно дней через десять, после того как был убит предполагаемый насильник, на имя прокурора района принесли письмо. Этот конверт принес на проходную районной прокуратуры гражданин, проживающий в соседнем селе. По рассказам этого гражданина, когда его сын шел мимо леса, к нему обратился какой-то мужчина. Вот этот мужчина, по словам мальчика, и вручил ему доставленное в прокуратуру письмо.

Вышедший из чащи леса мужчина, по словам мальчика, был заросший, давно небритый, что вынудило мальчика, к которому обратился этот мужчина, обратиться в бегство. Но тогда мужчина назвал мальчика по имени, назвал при этом и свое. И ребенок, после этих слов, остановился, затем окончательно успокоился и откликнулся на просьбу подойти поближе и выслушать просьбу этого человека.

Письмо это мужчина попросил передать по указанному на конверте адресу. За эту услугу мальчику было уплачено 25 рублей. Правда была еще одна просьба от передавшего конверт. Мужчина попросил мальчика отдать это письмо лично кому-либо из сотрудников прокуратуры, только лишь через два дня после того, как сам мальчик это письмо получит в руки. Гражданин, передавший в прокуратуру конверт, в точности выполнил просьбу этого человека.

Когда районный прокурор, а на конверте было написано, что отдать послание было положено именно ему, вскрыл конверт, то он увидел, что письмо было от отца изнасилованной девочки. Отец просил не тратить понапрасну время и силы на его поиски. Он был уверен, что такие поиски ни к чему не приведут — найти его невозможно.

Но главное, что содержало письмо — это было признание отца изнасилованной девочки в совершении убийства предполагаемого насильника. В связи со своим признанием он просил никого в совершенном им убийстве не винить и снять все подозрения с других лиц. Если таковые и имелись у правоохранительных органов.

Отец девочки считал, что он принял единственно правильное решение, совершив убийство насильника. Поскольку полагал, что таким особам как он, на земле, среди нормальных людей — не место.

Интересно также отметить, что убийца насильника приносил извинения за те «шумовые эффекты», как он их назвал, произведенные взрывом. Просто, по его словам, другого варианта для успешного выполнения задуманного он не нашел. Потому и пошел на такие крайние меры.

Но, что бы сам, лично прокурор, ни думал о содеянном отцом изнасилованного ребенка, отца девочки следует за убийство привлекать к ответственности. И его, отца изнасилованной девочки, учинившего самосуд, следует разыскать и передать следственным органам для расследования и передачи дела в суд. А суд уже должен вынести свой вердикт. Таков закон. И прокурор будет подчиняться закону. Разумеется, была отдана команда убийцу предполагаемого насильника разыскать и задержать.

Ну, а к несчастью для подозреваемого в изнасиловании и затем убитого отцом этого  ребенка, сам отец служил в спецподразделениях десантных войск, хорошо знал технологию организации взрывов, прекрасно владел огнестрельным оружием. Он был хорошо тренированным, мог терпеливо просидеть в засаде столько, сколько нужно было для выполнения поставленной задачи. Все эти навыки и пригодились в исполнении такого необычного «задания». И это задание поставил сам перед собой мужчина, учинивший расстрел подозреваемого.

(продолжение следует)

десантник ч. 5.

Share

десантник ч. 5.

Пока двое сотрудников милиции обследовали территорию, на которой по всем признакам произошел взрыв, пока третий милиционер, остававшийся с арестованным подозреваемым, наконец принял решение (хотя это и не входило в его прямые обязанности) побежать вдогонку за тем, кто, по его мнению, и произвел выстрел в задержанного, того уже и след простыл.

Несколько позже уже все сотрудники районного отделения, всем своим небольшим составом, кинулись искать стрелявшего — но все было тщетно.

Раненого подозреваемого быстро занесли в помещение районного отделения. Один из милиционеров предложил уложить раненого на стол и одному было поручено — водителю автомобиля, вызвать машину «скорой помощи» а они с товарищем попробуют оказать хоть какую то помощь задержанному, получившему, судя по всему, очень серьезное ранение.

Вызвали машину «скорой помощи». Машина прибыла минут через 25. Врачи поначалу пытались вернуть в сознание мужчину, получившего обширное по своим размерам ранение в левую часть груди. Но врачам уже с первого взгляда стало понятно, что в этом случае требуется срочная помощь хирургов.

Потому то и решили не мешкая отвезти его в районную больницу. Довезти живым раненого подозреваемого еще получилось, его даже успели положить на операционный стол. Но в сознание раненый так и не приходил. В общем врачи, приложившие все усилия для спасения жизни доставленного раненого, спасти ему жизнь так и не смогли. Он умер, так и не придя в сознание. Уж слишком тяжелое было ранение. А ведь он наверняка видел человека, который произвел в него выстрел.

Уже позже, после проведения ряда экспертиз, было установлено, что выстрел был произведен из двуствольного охотничьего ружья, весь заряд плотно лег в тот район, где расположено сердце, легкое. Вся грудная клетка с левой стороны была буквально превращена в сплошное кровавое месиво.

Вся милиция, прокуратура, как говорится, были подняты на ноги — пытались установить и разыскать стрелявшего. Не было недостатка в различных версиях столь «удачного» покушения на педофила, уже не впервые уличенного в развращении малолетних.

Разумеется, вспомнили все его старые грешки, стали вызывать и пока еще только опрашивать лиц, а именно родителей тех малолетних, в отношении которых, как подозревала прокуратура и милиция, убитый педофил совершал развратные действия. Оснований для проведения настоящего допроса лиц, теоретически имеющих основания свести счеты с педофилом, у группы расследовавшей это убийство пока что не было.

Но, конечно, отец изнасилованной девочки был также в числе подозреваемых.

Но вот тут как раз и выяснилось, что отец ребенка, подвергшегося изнасилованию, бесследно исчез. Разумеется, именно его и поставили на первом месте в «очереди» среди подозреваемых в убийстве предполагаемого насильника. Хотя, при всем при том, все равно сохранялись достаточно веские основания продолжать проверку по всему списку подозреваемых в убийстве педофила. И, конечно же, кроме отца изнасилованного ребенка, могли быть и еще лица, которых можно было бы заподозрить в этом убийстве.

Эти основания вытекали из прошлого подозреваемого. Он уже задерживался за попытки изнасилования и один раз уже отсидел, хоть и небольшой, но все таки срок за изнасилование несовершеннолетней. Тогда адвокату подозреваемого удалось убедить суд в том, что в этом случае все было по взаимному согласию сторон.

Адвокат ссылался, в первую очередь, на возраст потерпевшей — ей на тот момент уже исполнилось 16 лет.

(продолжение следует)

десантник ч. 4.

Share

десантник ч. 4.

Дежурный милиционер, который на первых порах не очень поверил в исчезновение супруги заявителя, все таки выполнил все, что требовалось по закону. На подобные заявления, хочется ему или не хочется, он обязан реагировать.

Итак, дежурный сначала коротко расспросил отца потерпевшей о подробностях исчезновения женщины, затем предложил ему написать заявление и подождать в коридоре. У дежурившего в тот день милиционера не вызвало подозрение тот факт, что, несмотря на летнюю, теплую, почти жаркую погоду, заявитель был одет в довольно плотную куртку.

Заявитель, вроде бы как от нечего делать, спросил дежурного, а где находится задержанный предполагаемый насильник его девочки? Дежурный, в нарушение инструкций о неразглашении место нахождения задержанного, все таки ответил, что тот находится пока еще в местном, поселковом отделении милиции.

И пояснил — не было свободной машины, чтобы отвезти его в ВВС, специальное отделение при УВД области, где и помещают таких задержанных по подозрению в совершении преступления. А вот утром, примерно в 9 часов, его должны отвезти в областной центр. Дождавшись, когда дежурный оформит как положено его заявление, посидев еще немного, отец изнасилованной девочки пошел к себе домой.

Разумеется, он не стал посвящать дежурного милиционера в подробности «исчезновения» его супруги. В действительности она, вместе с ребенком, просто поехала на пару дней в соседнее село в гости к своим родственникам.

И вот, утром, в назначенное время, двое милиционеров выводят ззадержанного мужчину, находящегося пока еще в статусе подозреваемого в изнасиловании ребенка,   из помещения отделения милиции. Возле входа в отделение стояла прибывшая за ним специальная грузовая машина, которую в народе принято называть «воронок». Еще такую машину в народе иногда называют «будкой». Двое милиционеров начали подводить арестованного мужчину из дверей отделения милиции к самому автомобилю.

Со стороны кабины водителя грузовика, то есть с противоположной той, которая была ближе к двери здания, стоял также работник милиции — сам шофер, который должен был вести автомобиль. И в тот самый момент, когда задержанного насильника уже подвели к двери автомобиля, с тем, чтобы посадить в подъехавшую за ним машину, за помещением отделения милиции раздался большой силы звук, напоминающий взрыв, и вслед за тем высокий столб пламени и дыма.

Милиционеры всполошились. Двое из тех трех, кто находился рядом с задержанным, кинулись на заднюю сторону здания с целью выяснения природы звука и пламени. Один из бежавших милиционеров на ходу крикнул водителю, чтобы тот присмотрел за арестованным. Но как бы там ни было, третий милиционер, оставшийся с задержанным, тоже был отвлечен от присмотра за подозреваемым. Он повернул голову в сторону этих непонятно откуда взявшихся звуков и пламени.

В этот момент рядом с машиной раздался очень сильный хлопок. Милиционер, водитель грузовика, хотя и с некоторой задержкой, повернул голову в сторону этого звука, но успел заметить только метнувшуюся за угол здания тень. Стоявший рядом с грузовым автомобилем задержанный, на которого были надеты наручники, вдруг осел на землю и как то глухо застонал.

Растерявшийся милиционер, оказавшийся по другую сторону автомобиля от арестованного, сообразив, что в того, видимо, был произведен выстрел, не мог сразу принять решение, что сделать в первую очередь — помочь раненому арестованному или кинуться за тем, кто вернее всего и произвел выстрел в задержанного.

(продолжение следует)

десантник ч. 3.

Share

десантник ч. 3.

В частности, они сообщили, что в день совершения насилия над ребенком, подозреваемый отпрашивался с работы начиная с 14 часов дня. Проверки, выполненные сыщиками показали, что в направлении населенного пункта, в котором было совершено насилие, автобус отходил с автовокзала в 14 часов 45 минут.

Времени доехать до автовокзала у предполагаемого насильника было вполне достаточно. К тому же подозреваемый был одет в костюм горчичного цвета. И сотрудники еще поинтересовались, почему в таком красивом костюме он явился на работу? На этот вопрос подозреваемый ответил шутя: «Собрался на свидание с любимой».

Начался длительный допрос. Вопросы, задаваемые подозреваемому, содержали целый ряд деталей-ловушек, и в эти ловушки все чаще и чаще стал попадать подозреваемый. Не забыли сыщики спросить у подозреваемого где он находился в тот день и время, в которое, как предполагалось, было и совершено насилие. Первый ответ был таким, что предполагаемый насильник находился в это время у знакомых на дне рождения.

Ну, а перед тем как на этот день рождения пойти, он походил по магазинам в поисках подарка. Сразу же вопрос к подозреваемому: в какие именно магазины он заходил, что именно покупал, какие цены тех предметов, которые он приобретал. Допрашиваемый в конце концов начал путаться в показаниях.

А когда сотрудники уголовного розыска, естественно, начали тут же проверять информацию о, якобы его нахождении у своих знакомых на дне рождения, то оказалось, что никакого дня рождения и не было. Все это чистые выдумки.

Подозрения, которые были на первых этапах проведения допросов у членов оперативно-следственной группы, постепенно стали превращаться во все большую уверенность — перед ними сидит, вероятнее всего, тот самый насильник. Но абсолютную уверенность опытный сыщик, равно как и следователь, очень редко высказывает.

По результату допросов было принято решение повезти подозреваемого в поселок на опознание девочкой, потерпевшей от насилия. Везти же потерпевшую в город для опознания не решались из-за не вполне хорошего состояния здоровья ребенка. Таким образом, подозреваемый оказался опять в том самом месте, в котором он вероятно и совершал насилие.

Слух о его появлении тут же разнесся по всему поселку. Привезли задержанного мужчину во второй половине дня, тут же и провели опознание. Девочка заявила, что этот дядя очень похож на того, который и завел ее в лес.

Когда отец потерпевшего ребенка узнал о результате опознания, то у него стало созревать решение, наверное появляющаяся, как естественная реакция, у любого родителя, ребенку которого кто то нанес вред. Но, о своих планах, отец девочки ни с кем не делился. На тот момент у него уже была информация, что этот мужчина имел и раньше приводы в милицию по подозрению в совершении насилия в отношении малолетних. Но, в тех двух приводах его, за недостаточностью улик, приходилось отпускать на свободу.

К тому же отцу изнасилованного ребенка не понравилось как, по слухам и по его личному мнению, слишком мягко обращаются с насильником его дочери в милиции. И у него появились опасения, что и приговор суда будет такой же мягкий и этот преступник будет и дальше продолжать насиловать детей.

Поздно вечером, примерно в 23.10 отец девочки пришел в небольшое поселковое отделение милиции с просьбой помочь найти ему, якобы, исчезнувшую супругу. Он ее не застал дома и до сих пор не знает о ее местонахождении.

(продолжение следует)

десантник ч. 2.

Share

десантник ч. 2.

Сыщики отобрали несколько фотографий таких лиц, которые ранее задерживались и повезли их для опознания девочке-потерпевшей в больницу. Потерпевшая, хотя и не вполне уверенно, на одной из предъявленных фотографий назвала одного как того, кто и совершил над ней насилие. Но эта неуверенность и понятна. Фотография этого подозреваемого была сделана несколько лет назад.

Уже с фотографией предполагаемого преступника сыщики начали долгий и трудный процесс установления и поиска конкретного лица, подозреваемого в совершении насилия над ребенком. Одного лишь свидетельства ребенка было недостаточно для того, чтобы предпринимать какие-либо действия с этим подозреваемым.

Процесс получения дополнительной информации для установления лица, совершившего насилие, велся сразу по нескольким направлениям. Одно из таких направлений — опросы водителей автобусов, курсирующих от поселка, в котором и проживала потерпевшая, до других населенных пунктов, включая и сам областной центр.

Логика о необходимости проведения такого опроса простая: насильник должен был стремиться как можно быстрее исчезнуть с места совершенного преступления. Конечно, нельзя было исключить и такой вариант исчезновения с места преступления, который мог избрать преступник, как поездка на попутной машине. И об этой вероятности также не забывали сотрудники уголовного розыска.

Несколько облегчало поиск то обстоятельство, что было известно время, когда было совершено насилие. Поэтому сыщики могли себе позволить значительно сузить круг лиц, которых надо было допросить в первую очередь. И так, сначала водители маршрутных автобусов.

Один из водителей такого автобуса вспомнил, что действительно в тот день и, примерно в то же время, в которое предположительно и происходили эти преступные действия в отношении ребенка, в автобус, следовавший в областной центр, садился мужчина имеющий сходство с тем, который был изображен на предъявленной ему фотографии. И одет он был именно в костюм такого цвети, как отмечал водитель, который можно было назвать и горчичным.

То есть костюм был такого цвета, на который и указывала изнасилованная девочка. Хотя сама девочка называла этот цвет как «желтый». Но дети в таком возрасте не различают такие особенности цвета, какие придумывают взрослые. Для детей цвет имеет другое значения. И чаще всего более простое. А с понятием «горчица», дети цвет еще не ассоциируют.

А обратил водитель внимание на окрас костюма пассажира именно потому, что в костюме такого цвета очень редко можно встретить мужчину в тех районах, которые и обслуживают автобусы данного маршрута. По мнению сотрудников уголовного розыска, скорее всего, насильник хотел привлечь внимание ребенка такой, не совсем обычного цвета, одеждой.

После такой информации, полученной от водителя автобуса, стало, как говорится «теплее». Ведь подозреваемый как раз и проживал в областном центре.

Стали аккуратно выяснять — находится ли подозреваемый в городе да и в самой квартире, в которой он проживал вместе со своей матерью. Он оказался на месте. За этой квартирой было установлено внешнее наблюдение. Затем было принято решение «пригласить» подозреваемого в милицию, якобы, для проверки каких-то данных по его старым «грехам».

Чтобы его явка была «наверняка» это приглашение было осуществлено с помощью простого привода в областное управление уголовного розыска. Для осуществления такого привода милицией разработано целый ряд приемов, которые, как говорится, «дружат» с законом.

К тому времени у сыщиков, среди целого ряда собранной о подозреваемом информации, были свидетельства сотрудников учреждения, в котором он работал.

(продолжение следует)

десантник ч. 1.

Share

десантник ч. 1.

Супруг еще не пришел с работы. А супруга уже готовит на кухне, ждет и мужа и дочку, которая где то на улице. Жили они на окраине довольно большого поселка. Совсем рядом уже начинался лесной массив.  Поэтому мать не забывала иногда выходить на улицу и приглядывать за восьмилетней дочкой. Между самим поселком и лесом проходила широкая автотрасса.

Вот уже минут двадцать пять, как мать ребенка не выходила на улицу. Вдруг она слышит за дверью плач своей доченьки, бросает все и бежит ей навстречу. То, что мать увидела заставило сильно забиться сердце. Девочка была с растрепанными волосами, платье на ней порвано, на лице ссадины, на ноге виднеется едва заметная струйка крови.

Мать схватила девочку, прижала ее к груди и быстро занесла в дом. «Что с тобой, доченька?» — говорит испуганная мать. «Какой-то дядя повел меня в лес, там повалил на землю и начал меня бить» — жалуется ребенок. Но мать сразу поняла — ее ребенка изнасиловали.

Сначала мать растерялась и не могла принять решение — что делать в первую очередь. Ребенок нуждается в медицинской помощи. И в то же время она догадывалась, что негодяй, надругавшийся над ее девочкой, где-то еще недалеко.

Но вскоре пришел с работы отец. И он быстро принял решение. Побежал к соседу, у которого был легковой автомобиль, девочку сразу же повезли в районный центр для оказания ей медицинской помощи. А пока его дочка находилась в помещении больницы, отец заехал в милицию и написал заявление.

Милиционеры сразу же поехали в больницу, получили от девочки первую информацию о мужчине, совершившем над ней насилие, затем уже поехали в поселок и немедленно начали поиски насильника по тем первым приметам, которые получили от ребенка. В поисках приняли участие и жители этого же поселка, в котором проживали потерпевшие от действий насильника.

Искали в лесном массиве, на остановке автобуса, по рекомендациям работников милиции добровольцы ходили даже по домам, спрашивали жителей поселка не видели ли они мужчину имеющего те приметы, которые называла изнасилованная девочка.

Эти оперативные мероприятия ничего не дали. Одновременно с оперативными поисками преступника делались попытки более тщательно допросить ребенка, находящегося в состоянии близком к шоковому. Но, пришлось отложить допрос ребенка на какое-то время. К тому же, ребенку еще предстояло пройти такую неприятную процедуру, как проведение судебно-медицинской экспертизы для документального подтверждения факта изнасилования. И только через 2 дня милиционеры снова вернулись к показаниям изнасилованного ребенка.

Девочку, состояние которой уже явно улучшилось, допросили по всему комплексу примет насильника. Поехали в областной центр, пригласили и привезли в больницу, в которой пока еще лечилась потерпевшая, криминалиста-художника для выполнения рисованного портрета со слов потерпевшей.

И уже на основании выполненного рисунка и описания иных примет стали изучать фотопортреты аналогичных преступников по картотеке, которую обычно формируют сыщики в отделениях милиции. Управление уголовного розыска области располагало наибольшей картотекой, составленной из фотопортретов таких лиц, ранее задерживаемых за аналогичные преступления.

Ведь, как показывает практика, подобного рода преступники, как правило, не останавливаются на одном совершенном преступлении. А пытаются вновь и вновь совершать насилия над детьми. На основании анализа по внешним признакам, проведенного между полученным рисунком и имеющимися в картотеке фотопортретами, было определено несколько лиц, приметы которых подходили к тем, какие и называла девочка.

(продолжение следует)

Share