проболтался ч. 1.

Мужчина сказал супруге, что повез на своей машине — «жигули» белье в прачечную. Супругу сначала не обеспокоил тот факт, что ее муж отсутствовал уже два часа. Может кого-то встретил и заговорились. Может поехал к приятелю домой. Он же на машине, как-нибудь вернется без приключений. Тем более, что ее супруг, по старой спортивной привычке, спиртного не употреблял.

Но супруг не вернулся и через пять часов. А когда его не было уже поздно вечером, супруга забила тревогу.

Сначала, после недолгих раздумий, позвонила в милицию, затем своим старым приятелям, посоветовалась с ними. Вместе они обзвонили всех тех знакомых, у которых ее муж мог бы остаться на ночь. Но тогда почему он не перезвонил?

Ее супруг был тренером по плаванию. Его хорошо знали в городе как опытного специалиста, общительного, коммуникабельного. Тренировал он в основном детей и, как правило, получал хороший результат. Поэтому, как считала супруга, врагов у него быть не должно.

В практике объявления в розыск людей, не явившихся домой, существовало правило двух дней. То есть в розыск, как без вести пропавших, объявляли людей, которых дома не дождались первые два дня. Поскольку по опыту, накопленному сотрудниками розыска, люди приходили домой чаще всего в течение первых двух дней.

Но тренер не явился домой и на третий день после исчезновения. Не нашли и его «жигули», хотя все посты ГАИ получили всю необходимую информацию об этом автомобиле.

Не явился тренер и в последующие 2 года. Бесследно исчезла и его машина. Все усилия правоохранительных органов были безрезультатны.

Но вот однажды сотрудниками уголовного розыска была получена информация, что, якобы, один гражданин, будучи сильно выпившим, похвалился, что он и его приятель завалили одного мужичка. А его автомобиль так и находится у них.

Труп убитого они закопали в известном только им двоим месте. Так что шансов найти пропавшего без вести мужчину у работников милиции не было никаких. А о поисках этого мужчины подозреваемые были хорошо осведомлены. Потому то выпивший мужчина и хвалился тем, как они ловко совершили это убийство, что их, убийц, до сих пор не могут найти.

Но информация сотрудникам уголовного розыска приходит разная. Она обязательно проверяется, и большая ее часть не стоит внимания. Начали проверять и эту информацию о, якобы, совершенном убийстве. Сотрудники уголовного розыска, под видом работников коммунальных служб, зашли во двор проговорившегося мужчины. И увидели поразившую их картину — прямо во дворе, не в гараже, а под открытым небом, не спрятанные стояли именно те самые «жигули», на которых выезжал в свою последнюю поездку без вести пропавший тренер.

Мужчину, проболтавшегося на вечеринке и во дворе которого была обнаружена машина тренера, пригласили на разговор. Сначала он всячески отпирался, говорил, что не помнит, чтобы он говорил о каком-то убийстве. А появление автомобиля без вести пропавшего тренера пояснил тем, что он нашел его брошенным на дороге. Странное пояснение. Ведь на автомобиле то был номер. Этот самый номер так и остался прикрепленным на авто. Подозреваемый даже и не удосужился его хотя бы убрать. Или заменить.

Но все-таки, в процессе допроса, постепенно, шаг за шагом, в ответах подозреваемого начали появляться те нужные детали, цепляясь за которые следователь и повел разговор в требуемом направлении.

Для начала допрашиваемый «сдал» своего напарника. Это уже была победа. Следователю стало легче получать необходимую информацию, поскольку уже в дальнейшем, при задержании второго подозреваемого и его допросе, можно было путем сравнения показаний, выявления противоречий, отсеять информацию ложную и получить правдивые сведения.

(продолжение следует)

Share

выполнил клятву гиппократа

Сегодня встречаю на улице знакомого. Спрашивает как дела. Отвечаю, что вот мол у меня отняли имущество, принадлежащее мне, и бизнес. А воевать в нашей стране за справедливость можно только или с большими деньгами, или и с большими деньгами и сильными связями. На этих двух факторах и держится наша справедливость.

А мой знакомый поведал мне такую историю. И этот рассказ еще больше углубил во мне абсолютное доверие и к нашим силовым структурам и к нашему суду.

Брат моего рассказчика работал на машине скорой помощи врачом. Как-то вечером, уже по дороге на базу, едет машина скорой помощи по городской улице. Была зима, холодно. Брат рассказчика заметил лежащего на тротуаре мужчину. Решил остановиться и, если потребуется, оказать человеку помощь.

Мужчина оказался в стадии сильнейшего алкогольного опьянения. Как врач, брат рассказчика понимал, что в лучшем случае пьяному, находящемуся по этой причине в бессознательном состоянии, грозит обморожение. В худшем — летальный исход. То есть — смерть.

Человека надо было забирать в больницу для оказания ему первой медицинской помощи. Врач так и сделал.

Но по дороге в больницу случилось непредвиденное — пьяный мужчина скончался. Попытки вернуть его к жизни ни к чему не привели. Возникла новая проблема. Куда везти труп. Документов при покойнике не было. По этой причине установить его личность не удалось. Родственникам не передашь.

Повезли в ургентную, то есть больницу дежурившую в этот день и обязанную оказать неотложную помощь. Именно в ургентную и везут всех больных, доставляемых машиной скорой помощи. В ургентной принимать покойника отказались. Попытались в ближайшую районную. И там отказ. Проездили с трупом половину ночи. Наконец, каким-то чудом, пристроили покойника в областной судебно-медицинский морг.

Позже, когда было осуществлено вскрытие трупа, обнаружилось, что покойник страдал тяжелым сердечным заболеванием. И по этой причине ему просто нельзя было пить спиртное. А он выпил дозу, рассчитанную на человека, обладающего богатырским здоровьем.

Врач, закончил дежурство, сдал все необходимые отчетные документы и поехал домой. Прошло несколько дней. Вдруг по адресу проживания этого врача, на его имя приходит повестка из милиции. Врач сначала не беспокоился. Мало ли какая может быть причина вызова. Может в милиции хотят что-то уточнить.

Но причина вызова превзошла все его худшие ожидания. В отношении него было возбуждено уголовное дело. Врач был не согласен с решением силовых и надзорных инстанций. Он не понимал в чем он виноват. В том, что принял решение об оказании помощи лежащему на тротуаре человеку? Так ведь это и есть его работа как врача — незамедлительно оказывать помощь тем, кто в такой помощи нуждается.

К тому же и причина смерти установлена — человек, страдающий тяжелым сердечным заболеванием, сам себе причинил смерть выпив очень большую дозу алкоголя. Казалось бы все ясно с точки зрения здравого смысла. Да, пожалуй, и закона.

Но представьте себе, что следствие, суд тянутся уже в течение двух лет. Брат рассказчика — моряк дальнего плавания. У него уже давно подписан контракт. А он не может получить соответствующую справку из органов милиции, поскольку за ним числится уголовное преследование.

По словам моего рассказчика, одним из сотрудников правоохранительных органов http://artcriminalist.com/%D0%BD%D0%B5%D0%BE%D0%B1%D1%8B%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%BD%D0%B8%D0%BA-%D1%87-2/, его брату было сказано открытым текстом — давай 25 000 долл. США и уголовное преследование прекратится. И почему нашим некоторым силовикам так нравятся доллары США?

Но главное во всем этом повествовании заключается в заявлении врача-моряка: «Пусть хоть подыхает гражданин лежащий на тротуаре и требующий медицинской помощи, я и пальцем не пошевелю».

Сказано было от души.

Ну ладно, в силовых структурах встречаются уроды. Такие же уроды встречаются и в судах. Достаточно только вспомнить судью И. Зварича. Но ведь ихними стараниями уродуются души вполне нормальных людей. Ожесточенный врач — он тоже человек, может вообще забыть о клятве Гиппократа.

И в его руки может попасть любой из нас.

Share

провокация ч. 5.

Ну, а в доме женщины, увидевшие спецназовцев, сначала перепугались — ведь вид у бойцов спецназа не из веселых. А потом, когда поняли, что сверху спустились к ним их спасители, не смогли удержать слезы радости. Им пришлось многое пережить — и страх за жизнь и здоровье ребенка и за свою собственную жизнь. Ведь в такой ситуации жертвы не редкость. Но все обошлось.

Когда мне позвонил сотрудник уголовного розыска с просьбой оказать помощь в установлении внешности бандитов, я уже собирался идти с работы домой. Телефона у меня дома не было, поэтому я попросил сыщика, прежде чем мы поедем домой к потерпевшим, заехать сначала ко мне и предупредить супругу о том, что я задержусь.

Показания давали двое потерпевших — мать ребенка и пожилая хозяйка дома. Из моей практики уже известно, что полноценных описаний всех троих преступников мы вряд ли получим. Поэтому я обычно начинаю опрос со слов: кто из преступников вам запомнился лучше всего? Матери ребенка, разумеется, запомнился бандит, обижавший ее девочку.

Ну, а пожилой хозяйке — «старший» бандит, который вел себя более сдержанно и твердо. А третий нападавший не запомнился достаточно четко ни одной из очевидиц. Пришлось ограничиться вот этими двумя. Ну и то хорошо. Нередко приходится довольствоваться описанием вообще одного из группы преступников.

После того, как вся работа, длившаяся почти три часа закончилась, спрашиваю у сыщиков, что же так напугало «смотрящего», наблюдавшего из окна? Оказывается на дорожке, по направлению ко входу в дом, появились двое мужчин с двустволкой в руках. Это сосед со своим взрослым сыном принес отцу ребенка его охотничье ружье, которое сосед готовил к охоте — чинил, что-то было с замком.

Уже сам вид такого грозного оружия в руках двух взрослых мужчин напугал бандитов. Они, как бы по своей собственной инициативе, оказались запертыми в доме. И ввязываться в перестрелку, которая, вероятней всего, закончится для них плохо, не входило в их планы. А тот факт, что ружье было не заряжено, им не был известен.

Когда же смотрящий выглядывал в окно, чтобы понять, что же делают двое мужчин с ружьем в руках, то оказалось, что недалеко от окна стоял в одиночестве более старший мужчина, и в руках у него было то самое ружье. И, как выяснилось позднее, младший побежал к себе домой звонить в милицию. Они вместе с его отцом уже поняли, что в доме происходит что-то неладное.

После увиденного через окно поняли и бандиты, что другого выхода как исчезнуть из дома незаметно как можно быстрее — это единственное и лучшее для них решение.

Ну а дальше, похоже, для бандитов все обошлось в соседнем дворе без приключений — никакого шума или выстрелов из соседнего двора не доносилось.

Из двух рисованных портретов один оказался довольно похожим на фотографию лица, состоявшего у сыщиков на учете. Когда показали фотографию этого мужчины женщине, то она признала, что действительно на фотографии изображено лицо, напоминающее ей одного из нападавших на ее дом преступников.

Сыщиков заинтересовал еще один момент в этой истории. Из какого источника преступникам пришла информация об отсутствии двух мужчин в это время в доме и о том, что женщины тоже находились в доме? Обе женщины иногда подрабатывали, торгуя овощами и фруктами со своего приусадебного участка и вполне могли в этот день быть на рынке.

А без хозяев выяснить местонахождение церковных ценностей было невозможно. Что, выходит преступники длительное время незаметно следили за передвижениями хозяев дома? Мало вероятно. Такие действия совершать незаметно очень не просто.

На эти вопросы еще предстоит найти ответ настойчивым сыщикам. А пока, для начала, они делают все для задержания уже установленного, как полагают в розыске, преступника.

Провокация ч. 4.

 

 

Share

провокация ч. 4.

После короткого совещания, которое провели бандиты между собой, старший тихо подошел к старшей женщине и, таким же тихим голосом, спросил у нее — имеется ли в доме запасной выход.

Если уже не поздно, наверное подумалось ему.

Хозяйка сказала, что выхода такого не имеется. Потом подумав, добавила, что можно воспользоваться чердачным окном, вылезти через него на крышу, с нее спрыгнуть и оказаться в соседнем дворе. А там живут двое очень пожилых супругов. А собака, хоть и имеется, но старая. Возможно, все пройдет без лишнего шума.

Старший спросил женщину, а есть ли у пожилых соседей дети, внуки, не могут ли они в данный момент находиться в доме у стариков? Но, потом старший, не дожидаясь ответа, махнул рукой — что изменит ответ женщины на его вопрос. Другого выхода все равно у грабителей нету. Это, пожалуй, единственный в создавшейся ситуации. И бандиты решились. Женщина объяснила как пройти к лестнице, ведущей на чердак, и трое мужчин бегом направились к указанной спасительной лестнице.

И хотя женщины просили нападавших развязать их — никто из поспешно убегавших мужчин не обращал на их просьбы уже никакого внимания. Преступникам явно было не до них.

А во дворе дома, подвергшегося нападению, уже готовились к серьезным событиям. Минут через 20 уже прибыли 3 милиционера и все пятеро мужчин начали изучать обстановку. Картина, которую милиционеры, осторожно заглядывавшие в окно, увидели, породила у них предположение, что, скорее всего в доме или побывали, или еще находятся грабители.

И это предположение обязывало всех, находившихся возле дома, воздержаться от поспешных действий, могущих навредить тем жителям дома, которые могли оставаться внутри. Поэтому попытки вскрытия дверей, запертых изнутри пока не предпринимались. Конечно, был вариант дождаться старшего хозяина дома, которому уже успел позвонить сын соседа, пришедший вместе с отцом во двор.

Но, как выяснилось позднее, проблема еще состояла в том, что кроме защелкивающегося замка, бандиты закрыли двери и на металлический засов. И, при варианте вламывания двери, эту, неожиданную возникшую новую проблему, надо было бы каким-то образом решать. А двери, надо заметить, были сработаны крепко, по-хозяйски. И взломать их было не просто.

И тут сосед, хорошо знавший дом, подвергшийся нападению, вспомнил про ход внутрь дома через чердачное окно. Этой, пришедшей к нему идеей, он поделился с милиционерами. Идея понравилась и сотрудники милиции вызвали помощь, как они предполагали, для силового захвата помещения. Ведь при проникновении в дом вполне возможно было наткнуться на вооруженное сопротивление вероятно находившихся внутри дома преступников.

Теперь задача людей, готовившихся оказать помощь людям, оказавшимся пленниками, а в том, что в доме его жители оказались именно в таком положении, уже мало кто сомневался, незаметно для преступников принести и установить лестницу, по которой и забраться на крышу дома. Вариантов было несколько. Один из них заключался в том, чтобы проникнуть на крышу через соседний двор, который примыкал непосредственно к дому, подвергшемуся нападению.

Именно на этом варианте и решили остановиться.

Когда прибыла небольшая группа захвата, четверо спецназовцев забрались на крышу и, через чердачное помещение, начали осторожно спускаться в дом. К этому времени бандиты, благополучно для себя и пленников, успели спуститься через то же самое чердачное окно в соседний двор, расположенный с тыльной стороны дома, а уже через него и на улицу.

(продолжение следует)

провокация ч. 3.

Share

провокация ч. 3.

Для всех присутствующих в доме время тянулось мучительно долго. И все, естественно, были в состоянии тревоги. Как бандиты, так и их жертвы.

Тем временем мать девочки, все помыслы которой были направлены на то, чтобы сохранить своему ребенку и жизнь и здоровье, заметила, что у связанного ребенка стали затекать руки. И она обратилась к старшему с просьбой несколько ослабить веревку на теле девочки, а то и вовсе развязать ребенка. Кричать ребенок не будет — рот у нее завязан. А убегать тоже ведь некуда.

Старший стал осматривать ребенка и пришел к выводу, что веревки действительно очень туго завязаны на ее теле. И сам стал перевязывать девочку. Помогал ему в этом другой преступник — придерживал ребенка, пока веревки снимались. Но развязывать ее окончательно старший не решился. На всякий случай.

«Смотрящий» бандит, тот который находился у окна и смотрел в него не отрываясь, видимо заметил во дворе такое, что его встревожило не на шутку. Он тихим голосом позвал старшего к себе, указывая при этом на окно. Встревожился и старший после того как увидел что-то через почти зашторенное окно, которое выходило прямо во двор.

Затем оба, как по команде, отскочили от окна и затаились в глубине комнаты. Старший жестами приказал пленникам вести себя тихо. Выражение его лица говорило само за себя. Угроз уже никаких не нужно было произносить. Видимо в этот момент бандиты горько пожалели о том, что не зашторили окно наглухо, оставив только небольшую щель для наблюдения.

Через несколько секунд в дверь раздался громкий стук. Затем постучали еще раз и при этом так же громко стали звать хозяйку по имени и просить ее открыть дверь. Один из бандитов, тот самый, который вел себя очень эмоционально и жестоко, вытащил из кармана пистолет и привел его в боевое состояние. Старший стал жестом призывать его к спокойствию.

Не достучавшись, незваные, по отношению к бандитам, гости подошли к окну и пытались разглядеть есть ли кто-нибудь в доме.

Людям, заглядывавшим со двора через окно, видимо что-то не понравилось. Скорее всего беспорядок, оставленный грабителями в комнате. И, как оказалось позднее, гостей встревожило отсутствие скатерти на столе, лежащая ваза на полу, место которой было на том самом столе, покрытым скатертью. Выяснилось потом, что через окно был виден и угол шкафа с выдвинутыми в беспорядке ящиками.

Люди во дворе, судя по всему, не спешили уходить. Из-за окна был слышен разговор как минимум двух мужчин. И хотя слов нельзя было разобрать, но было понятно, что пришедшие что-то обсуждают. К такому выводу можно было прийти потому, что разговаривающие обменивались длинными фразами а не короткими репликами. И разговор происходил в непосредственной близости от окна. И, судя по теням, появляющимся в окне, кто-то заглядывал в него уже несколько раз.

По-видимому, ситуация приобретала для бандитов угрожающий характер. Все пошло не так, как планировалось. А многие детали реально происходящего указывали на то, что бандиты готовились к нападению основательно.

В таком напряжении, которое уже достигало апогея, прошло несколько минут. Смотрящий решился осторожно заглянуть через незакрытую часть окна во двор и сразу отпрянул от окна. Быстро приблизился к старшему и что-то, явно испуганно, ему сообщил. Старший как-то сразу напряженно выпрямился и застыл в такой позе на несколько секунд. Затем, наверное, пришел к какому-то новому, не планируемому ранее решению.

 

 

(продолжение следует)

провокация ч. 2.



Share

провокация ч. 2.

Но где конкретно находятся эти предметы, она не знает. И может только предположить, что они, эти предметы, могут быть закопаны на территории приусадебного участка. А участок, между прочим, довольно большой — несколько соток. Эта информация, судя по реакции преступников, очень им не понравилась.

И такая реакция легко объяснима — когда и кто будет копаться на территории приусадебного участка? Ведь трое мужчин ворвались среди бела дня в этот дом вовсе не за тем, чтобы прямиком отправиться сначала в милицию, а затем и в тюрьму. Во-первых, территория слишком большая, чтобы легко с ней справиться. Даже и за целый день этот объем работы не под силу и трем здоровым мужчинам.

Во-вторых, дело происходило днем и до ночи еще было достаточно далеко.

Но у бандитов был и другой вариант: дождаться пожилого хозяина, заманить его в дом и затем «поработать» с ним лично. А вдруг пожилой хозяин «вспомнит» где лежат эти драгоценные предметы? Вот тогда уже можно будет взяться за лопаты и ночью. Тут уже, как минимум, двое копают, а третий — следит за поведением пленников. И если пожилой хозяин «добровольно» покажет место, где он закопал драгоценности, то двое здоровых, крепких мужчин достаточно быстро справятся с задачей и цель нападения будет достигнута.

Но «старший» решил еще попытать пожилую хозяйку дома, а вдруг она еще не все им сказала? И бандиты на глазах у ребенка и молодой женщины стали поначалу бить пожилую хозяйку по лицу, затем и по голове, кулаками в живот. Но, предварительно, перед самой процедурой допроса, сначала связали молодую женщину с помощью скатерти. Затем и пожилую хозяйку. А рот пожилой хозяйке, чтобы не были слышны крики, периодически, в те моменты, когда ей наносились удары, зажимали руками. Но, к разочарованию бандитов, ничего нового от пожилой хозяйки, подвергшейся настоящей пытке, они не услышали.

Бандиты решили посовещаться: что делать? Все трое отошли в угол комнаты и шепотом стали обсуждать сложившуюся ситуацию. Женщины могли слышать только отдельно доносящиеся до их слуха фразы: «Мочить его гада», «Я не уйду просто так». Они доносились от одного из преступников, по-видимому, не умевшим совладать со своими эмоциями.

От того самого, который особенно грубо обращался с женщинами и, именно этот мужчина нападал на ребенка. Эти слова уже давали женщинам какое-то представление об истинных намерениях нападавших. По-видимому, слова: «Мочить его гада» говорились в адрес старшего хозяина дома, которого женщины ожидали примерно через два с половиной часа.

Наконец, совещание закончилось. По-видимому, бандиты приняли решение. И их поведение очень встревожило женщин. Двое преступников сели на стулья и стали молча ждать, третий же встал у окна и направил свой взгляд на дорожку двора. Женщинам стало ясно — ждут пожилого хозяина. И теперь уже пленникам стало окончательно понятно — бандиты не намерены уйти с пустыми руками. Если не считать тех денег и драгоценностей, которые они уже нашли в доме.

Но пленники уже поняли, что эта добыча не могла удовлетворить аппетиты преступников.

Дом, в котором проживали хозяева, стоял в глубине двора. Сторожевой собаки во дворе не было — старая сдохла а новую завести еще не успели. И, видимо, об отсутствии собаки во дворе нападавшие знали и поэтому подошли к дому без проблем. Незаметно перелезть через забор первому преступнику не составляло труда, а остальные вошли уже через калитку, которую им открыл первый.

(продолжение следует)

провокация ч. 1.

Share

провокация ч. 1.

В середине рабочего дня в двери частного дома кто-то постучал. Хозяйка подошла к двери и спрашивает, как обычно в таких случаях: «Кто там?».

За дверью взволнованный молодой голос, не слишком громкий, произнес тревожные для каждого хозяина слова: «У вас горит сарай во дворе». Естественная реакция человека в таких случаях — немедленно кинуться к месту пожара. Хозяйка рывком открывает двери и тут происходит то, что никто из находившихся в это время в доме не ожидал.

В дом врываются трое молодых мужчин, один из них быстро закрывает входную дверь, а двое, вошедшие первыми, бегут в комнаты. Третий, последний из вбегавших, закрывает за собой двери, ведущие из прихожей непосредственно в комнаты.

В доме находилось трое из пяти проживавших в нем людей и все трое женщины: мать с семилетней дочерью, и ее мамаша-бабушка 58 лет. То есть ни одного мужчины. Что ж это случайность, или о том, кто находился в этот момент в доме, было заранее известно вбегавшим в дом трем мужчинам?

Кроме двух женщин и ребенка, в доме проживали еще двое — старший 66-летний отец семейства и его сын, отец семилетней девочки. Оба были на работе. Причем отец девочки работал по двое суток подряд. И ждать его возвращения домой надо было только на следующее утро. Так что трое мужчин, ворвавшихся в дом, не имели особенных проблем с двумя женщинами и семилетним ребенком.

Двое из нападавших, а уже можно было и не сомневаться, что было совершено нападение на этот частный дом, пригрозили взрослым женщинам огнестрельным оружием. А к девочке быстро подбежал один из мужчин и сначала зажал ей рот рукою, а затем связал девочку приготовленной для этой цели веревкой, ну, а затем, завязал рот шарфом, также, по-видимому, приготовленным заранее.

Далее поведение бандитов можно назвать не совсем обычным. Поначалу они, как и делают в таких случаях грабители, начали рыться в вещах, копаться в мебели, выдвигать и перерывать ящики в поисках чего то. Но, судя по их реакции на найденные ими деньги и драгоценности — серьги, кольца, ожерелья, не они интересовали нападавших. Видимо, не найдя то, за чем они сюда пришли, бандиты стали грубо хватать женщин и силой сажать их на диван, как они пояснили, «для разговора».

Но, по-видимому, «старший» в этой группе, остановил грубые действия своих напарников и предложил женщинам спокойно сесть на диван и поговорить. Когда по «просьбе» бандитов женщины оказались сидящими на диване, «старший» стал их расспрашивать о каких-то очень ценных предметах церковного назначения, сделанных, как он утверждал, из драгоценных металлов и камней.

Далее он пояснил, что если его просьба останется без удовлетворения, то им, «гостям» придется применить, как он сказал, те меры воздействия, которые женщинам «не понравятся». При этом старший сделал выразительный жест в сторону связанного ребенка.

Эта угроза так подействовала на мать ребенка, что она побледнела и была близка к тому, чтобы потерять сознание. Но затем она стала сдавленным голосом говорить, чтобы ничего плохого не делали ребенку, и что она лично ничего не знает о тех предметах, которые так интересовали бандитов.

Это объяснение никак не повлияло на поведение трех мужчин. С тем же вопросом «старший» обратился и к пожилой женщине. Она уже могла дать бандитам более конкретную информацию, которая не очень порадовала преступников. Да, она помнит, что ее супруг говорил о каких-то предметах церковного назначения. Что, якобы, они достались ему от его отца — бывшего священнослужителя.

(продолжение следует)

Share

Сьогодні 15, 16, 17, 18.

Сьогодні 15

 Чим ближче вибори тим стає все брудніше та брудніше.

Ось в Інтернеті оприлюднили матеріал, в якому, начебто якась вчителька, за участю своїх учнів, організувала агітацію за ВО “Батьківщина”. І оце робить проста вчителька, яка і кроку не ступить без команди директора, а то й без команди начальства зверху? Той, хто розуміє і знає специфіку роботи в українській школі, та ще й у блакитному Харкові, ніколи не повірить у цю байку. http://dozor.kharkov.ua/themes/1001076/1131243.html?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter

І скоріш за все бідна вчителька опинилася поміж двома вогнями. З одного боку начальство, яке, за старою, доброю звичкою погрожує звільненням, а з іншого боку батьки, які не вдоволені тим, що їхніх дітей використовують таким чином.

Скарги на те, що вчителів, педагогів ВУЗів, студентів у Харкові зганяють на всілякі “блакитні” заходи чуються систематично. Адмінресурс. А як же без нього.

А от на порталі “Горожанин”, якось так тишком нишком, з’явилося відео, в якому депутат від Партії регіонів, начебто, зібрав мітинг і агітує за, кого б ви думали? ВО “Батьківщину”! В усякому разі так було написано у супроводжуючому тексті. Уявляєте, депутат від ПР, і раптом за Тимошенко? Агітує за Першого ворога ПР. Якась нісенітниця.

Я розмістив посилання у Твіттері і запитав, де там мітинг, де ВО “Батьківщина і де депутат від ПР Рєзнік?

Бо жодного із переліченого немає у цьому відео. Цей твітт можна знайти на моїй сторінці. Але мої спроби знайти це відео на тій же самій сторінці в Інтернеті, щоб показати його у моїй публікації, нічого не дали. Відео там немає. Зникло.

Мабуть провокація була настільки незграбною, що надійшла команда її знищити.

 Сьогодні 16

 Якось їду із працівником міліції на чергову кримінальну подію. І він скаржиться, що криміногенна ситуація все гірше та гірше. А керівництво держави, на його думку, ніяких висновків із цього та відповідних заходів не робить. Ото міліціонер і каже, поки не почнуть стріляти в депутатів, толку не буде. Про що, про що, а про свою безпеку депутати блискавично подбають. Мабуть іще не дістали.

А свою безпорадність самі працівники силових структур вже продемонстрували із встановленням особи “стрільця із “Каравану”. І це при тому факті, що фінансування цих силових структур “блакитна” влада збільшила у рази.

Так. Не таланить нинішній владі із цими злочинами, якраз напередодні виборів. Як на зло, одне вбивство за другим. Я взяв та й пожартував із одним працівником міліції. Це, кажу, йде підготовка до виборів. Сміється. А як на мене так і не смішно.

 Сьогодні 17

 Родичі моєї померлої дружини мають скромний будиночок, вірніше стару мазанку, та ділянку землі в одному із районів області. Куплена давно, ще у часи Радянського Союзу. Ділянка їх підгодовує, бо обоє пенсіонери і отримують “самасшедшії” пенсії. Приїжджають туди і бачать — розкрадено геть усе, меблі поламані, старенький холодильник розбитий.

Вони, звісно, звернулися у районний відділок міліції. І ви знаєте що відповіли їм молоді хлопці із відділку? Кажуть, яка влада, такі й порядки. Отак. Думка нашої рідної міліції.

А що ж тоді думати нам, пересічним громадянам?

Сьогодні 18

Я звернув увагу на цікавий феномен. Слідом за прийняттям закону про мови, піднялася хвиля суто патриотично-українських настроів. Активно виступають вчені, експерти. А  прості громадяни розміщують свої виступи в Інтернеті, у засобах масової інформації.

А от у Луганську, який традиційно вважається “блакитним”, регіональним, спостерігалася отака картина. Вболівальники, на протязі усього матчу, співали то гімну України, то українських пісень, а то і просто вимагали волі. http://www.youtube.com/watch?v=yiqiDKWBEV8&feature=player_embedded&fb_source=message Отак. Молодці регіонали. Нарешті таки об’єднали Україну.


Share

жертва — нетрадиционная ч. 5.

Уж больно характерное выражение лица и глаз этого молодого человека описала нам продавщица. И действительно. Когда и я увидел этого молодого человека, то тоже был удивлен этим характерным выражением его лица и, особенно, глаз.

На следующий же день, с тем же самым сыщиком, работаем над воспроизведением внешности вероятного убийцы преподавателя. В том что установлен убийца, сыщик  почти уверен. Вернее, просто уверен. Опытные сыщики редко выражают уверенность в таких случаях. Как правило, они очень осторожны.

Но, видимо, сыщик что-то знает из того, чего не знаю я, раз так убежден в том, что убийца практически установлен. Вернее, скажем так, есть лицо, которое прямо подозревается и, самое главное, еще не задержанное.

Молодой человек описывает нам крепкого сложения, высокого мужчину. Выражение лица, по описанию молодого человека — твердое, решительное. А встреча его с молодым человеком, обладающим детским выражением глаз, произошла возле дома убитого, практически прямо у подъезда. Характерно, что молодой человек обращает первоочередное внимание именно на эту особенность внешности мужчины — твердость и решительность.

Высокий мужчина нес в руке сумку. И что-то подсказало молодому человеку, с детским выражением глаз, не уходить, а присесть возле дома на скамейку. Он видел, как мужчина вошел в подъезд и стал подниматься по лестнице. Молодой человек, сам того не понимая зачем (а может и понимал — просто лукавил), тоже зашел в подъезд и стал прислушиваться.

По оценке молодого человека, судя по звукам, доносящимся с лестницы, мужчина поднялся где-то примерно на третий этаж.  Как раз на тот, на котором и жил убитый.   А установить этот факт было несложно. Ведь после каждого лестничного марша есть лестничная площадка и звуки шагов уже совершенно другие.

В этом старом доме не было лифта. Подниматься приходилось пешком. Так что, просчитай количество лестничных пролетов — и быстро поймешь на каком этаже оказался мужчина с сумкой.

Затем раздался звук открываемой двери, голос хозяина квартиры и затем уже звук двери закрываемой. Затем тишина.

Минут через тридцать высокий мужчина с сумкой быстро вышел из подъезда и таким же быстрым шагом, почти бегом, направился прочь от дома.

Направился к себе домой и молодой человек. На тот момент он еще не знал, что в доме его знакомого педагога уже лежит труп.

Если верить хронологии событий, то выходит, что именно в это время и произошло убийство педагога. И, вероятнее всего, это сделал высокий мужчина с сумкой. И, наверное, в этой сумке и была принесена та самая веревка, с помощью которой и произошло удушение.

Прошло несколько дней. Звоню тому сыщику, с которым работали со свидетелями по факту убийства педагога с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Спрашиваю, установлена ли реально личность подозреваемого? Да, подозреваемый установлен, но задержать его не смогли — тот, видимо, почувствовал, что на него вышли и ударился в бега. А опыт «общения» с милицией и судами у него имеется. И немалый. За ним числится не одна «ходка» в места лишения свободы.

Еще дня через три-четыре звоню снова. Да, задержали. Подозреваемый пытался отсидеться у одной женщины, проживающей в области, у нее дома. Познакомился с ней на вокзале. Надеялся в тихой сельской местности переждать пока все несколько утихнет а потом податься куда-нибудь подальше.

Так каков все-таки мотив убийства, спрашиваю? А мотив оказался банальным — ревность. Подозреваемый считал, что педагог ведет себя аморально — часто меняет партнеров, в общем — не верен основному сексуальному партнеру.

Видимо подозреваемый, именно себя считал основным сексуальным партнером.

Вот такая мораль.

жертва — нетрадиционная ч. 4.

Share

жертва — нетрадиционная ч. 4.

Сыщик даже пытался как то успокоить молодого человека, говоря ему, что он не виноват в том, что в соответствии с законом, молодой человек является преступником. Хотя он, сыщик, с чисто человеческой точки зрения, не  видит оснований для привлечения его к ответственности.    

И ведь придется этому молодому человеку идти в тюрьму, которая для него будет настоящим адом. Там, к таким осужденным, крайне пренебрежительное отношение. Таких, как этот молодой человек, обычно относят к самой низкой категории из всех тех, кто отбывает свой срок. И, пользуясь тюремным жаргоном, они обречены «сидеть на параше».

Честно говоря, и мне стало искренне жалко этого молодого человека. Но, закон таков, каков он есть. И все будут его неукоснительно выполнять. Выполнение законов — входит в обязанность работников системы правоохранительных органов.

И так, после почти трех часовой работы, мы получили, со слов двух разных свидетелей, два воспроизведенных изображения двух молодых людей.

Начали анализировать как общие, так и отдельные элементы внешности этих рисованных портретов. Есть совпадения, довольно значительные, например, по форме носа, цвету волос, форме рта. Но имеются и различия: некоторые несовпадения по общему овалу лица, характеру прически.

Хотя этот последний признак мог вполне зависеть от, например, наличия ветреной погоды. Да и тот факт, что ни одна из свидетельниц не видела описываемого в положении «анфас», тоже в значительной степени влиял на качество получаемой информации.

Сотрудник уголовного розыска был уверен, что речь идет об одном и том же молодом человеке. Я догадываюсь, что, видимо, у него имеется еще какая-то информация, дающая основания на такое мнение. Сыщики не любят делиться информацией, полученной какими-то, подвластными только им, путями. И правильно делают.

Но меня, как специалиста, не удовлетворяли те сведения, которые мы получили от двух допрошенных свидетелей. Я полагал, что следует искать какие-то новые источники информации, для получения белее точных описаний о предполагаемом преступнике. Уж больно не похож был на убийцу тот молодой человек, которого нам описали свидетельницы.

Хотя, практика показывает, что и невинные, на первый взгляд, овечки способны превращаться в тигрицу, когда дело касается любовных вопросов. Ну а, хотим мы этого или не хотим, а сексуальные отношения людей с нетрадиционной ориентацией, это — любовные отношения. И здесь присутствует весь спектр обычных в таких случаях эмоций, характерных для любовных отношений: ревность, желание отомстить за измену и все остальное, что обычно сопровождает любовь.

А меня, все-таки, особенно настораживал тот факт, что убийство произошло с применением веревки. И, скорее всего, это орудие убийства преступник принес с собой. То есть эмоции, возможно, в этом случае и присутствовали. Но, очень похоже, что преступление обдумывалось и готовилось заранее. Я полагал, что следует продолжать поиск убийцы.

Обычно я избегаю высказывать свои соображения по тому или иному специфическому вопросу работы уголовного розыска. Ребята сами знают, что им делать. Так и здесь — свои соображения я оставил при себе. Ведь все равно сыщики располагают всем объемом информации. А я только лишь какой-то ее частью.

Но, через два дня мне снова звонок на мобильный телефон от того же самого сыщика, с которым мы вместе допрашивали двух свидетельниц. Есть новый «клиент» для допроса. Теперь уже тот самый молодой человек, которого нам описывала продавщица магазина.

Его сыщики установили без особого труда.

(продолжение следует)

жертва — нетрадиционная ч. 3.

 

Share